Новости Календарь

Загадки дела Буданова

© Денис Вышинский / Коммерсантъ

Сегодня судья Андрей Коротков распустил коллегию присяжных заседателей, рассматривающих дело уроженца Чечни Юсупа Темирханова, обвиняемого в убийстве летом 2011 года экс-полковника Буданова. Юрий Буданов – тот самый полковник, который прославился после уголовного дела об убийстве и изнасиловании 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой. Отсидев пять с половиной лет, он вышел по УДО в 2009 году, некоторое время скрывался, но в 2011 году был расстрелян киллером в Москве. 30 августа 2011 года по подозрению в убийстве Буданова был арестован исламский религиозный деятель Магомед Сулейманов, впоследствии оказавшийся уроженцем Чечни Юсупом Темирхановым. Сперва следствие шло своим чередом, но потом начали происходить странные вещи. Похищение и избиение свидетелей, уголовные дела против адвокатов, роспуск присяжных – этот процесс обратил на себя всеобщее внимание. О том, как шел процесс, рассказали адвокаты защиты Дарья Тренина и Мурад Мусаев. 

Взять комментарий у стороны обвинения не удалось, а Валерий Буданов (сын Юрия Буданова, представитель потерпевшей стороны) поменял номер своего мобильного. В случае, если кто-то из представителей стороны обвинения пожелает, Slon предоставит им возможность высказаться.


Дарья Тренина

Все началось с давления на свидетелей, прежде всего свидетеля Евтухова. Это свидетель обвинения, который на предварительном следствии описал убийцу, в том числе цвет его волос, рост, внешность, машину, на которой тот уехал. Он находился в непосредственной близости от убийцы и первым позвонил в полицию. Несмотря на все это, его и еще пятерых свидетелей убийства следователи вызывать в суд не стали, когда представляли доказательства. Невиданное дело, чтобы прокуроры так и не вызвали свидетелей обвинения, непосредственных очевидцев убийства, внесенных самими же следователями в список подлежащих вызову в суд. Объясняется это очень просто: свидетели описали убийцу совершенно непохожим на подсудимого. Они говорили, что этот человек около 175 см ростом, со светлыми, ближе к рыжему, волосами.

Разумеется, мы подали ходатайство о том, чтобы суд обеспечил явку свидетелей силами государства. Суд нам неоднократно отказывал, сообщая, что «если защите надо – пусть защита явку и обеспечивает». Что ж, мы обеспечили за свой счет явку двух главных свидетелей – Евтухова и Фаталиева. Вернее, попытались обеспечить.

14 января Евтухов прилетел в Москву, чтобы дать показания. Однако судебное заседание не состоялось под предлогом того, что представитель потерпевшей стороны – Валерий Буданов (сын Юрия Буданова) – заболел. Никаких подтверждающих болезнь документов суду так и не было передано. Заседание перенесли на неделю, и свидетель решил на это время полететь домой в Новосибирск. Он приехал в аэропорт, но там его сняли с рейса сотрудники правоохранительных органов, отвезли в некое отделение в Сокольниках, где допрашивали всю ночь. Утром они его отвозят в аэропорт, сказав напоследок, что, мол, ему очень повезло, что он не успел дать показания, а не то разговор бы был уже совсем другим, а также заявили ему, что он не должен больше встречаться с адвокатами.

Прилетев в Новосибирск, Евтухов через своих родственников связывается со мной и обо всем об этом рассказывает. Мы немедленно подаем жалобы о давлении на свидетеля всюду, куда только можно, просим соответствующие органы пресечь это, наказать виновных и так далее.

Евтухов перебрался из Новосибирска в Барнаул к родственникам, надеясь, что оттуда он сможет на следующее заседание вылететь беспрепятственно. 18 января он сел в такси и поехал в аэропорт, где его уже ждал адвокат, специально прилетевший за ним из Москвы, чтобы сопровождать до столицы. Адвокат его так и не дождался, Евтухов пропал. 


Родственники немедленно обратились в полицию с заявлением о похищении. Полиция допросила таксиста, который рассказал, что при подъезде к аэропорту машину остановил сотрудник ДПС, какие-то лица вышли из припаркованных рядом автомобилей с новосибирскими номерами, пересадили его пассажира к себе и увезли.

До 21 числа, когда было назначено следующее заседание суда, ни адвокаты, ни родственники не могли с ним никак связаться. Был только один странный звонок родственникам в Новосибирске, где он коротко сказал, что жив, что он якобы в Москве, гуляет по авторынку, и тут же выключился. Мы получили детализацию звонка и узнали, что на тот момент он был не в Москве, а в Новосибирске. Да родственники и так не поверили ему, потому что он говорил неестественным тоном.

21 числа начинается судебный процесс. Адвокат Мусаев в ходе заседания делал заявление о похищении, и тут открывается дверь и в зал вталкивают Евтухова. Если вы знакомы с тем, как ведутся судебные процессы, то знаете, что для вызова свидетеля существует определенный порядок: сначала кто-то обращается с ходатайством к судье, судья решает вызвать свидетеля, и пристав его заводит в зал. Тут же было все иначе: правоохранительные органы создали коридор у входа в зал, оцепили целое крыло суда и затем сами запустили свидетеля в зал, когда сочли нужным. Евтухов молча прошел к трибуне. На вопрос судьи, узнает ли он в подсудимом человека, который стрелял в Буданова, он отвечает, что этого человека никогда не видел. И по всем остальным пунктам (кроме цвета волос) он полностью повторил свои прежние показания. Видимо, по цвету волос все-таки его обработали. Когда заводят присяжных, Евтухов и при них говорит, что подсудимого никогда в жизни не видел. В этот момент секретарь суда получает какую-то эсэмэску, подбегает к судье, и судья объявляет перерыв. После которого удаляет присяжных и резко меняет тему. Теперь она предлагает уже задать свидетелю вопрос о давлении на него. Это странно, потому что незадолго до той таинственной эсэмэски сама же судья отклонила все наши вопросы к свидетелю о давлении. Мы не понимаем, что происходит, но тут все становится ясно – прокурор Семененко задает свидетелю вопрос: «А было ли такое, что вам за эти показания платили деньги?» Однако же свидетель и тут продолжает стоять на своем: «Нет, это не так, мне лишь дали деньги, чтобы я мог приехать!» – «Почему вам дали на это деньги?» – «Потому что у меня их не было». Он перечисляет, какие расходы возникли в связи с поездкой, называет сумму, которую получил как компенсацию, – 100 тысяч. Тут прокурор Семененко вскакивает и просит еще один недельный перерыв для проверки этой информации.

Ни на следующем заседании 28 числа, ни позже, до сегодняшнего дня Евтухов так и не появился, ни мы, ни родственники его не видели. Но ведь суд так и не закончил его допрос. Мы снова стали ходатайствовать о принудительном доставлении свидетеля, но суд сообщил нам, что следственные органы ответили на запрос, что местонахождение Евтухова установить невозможно. А ведь пресс-секретарь Следственного комитета ранее заявил, что свидетелю Евтухову предоставлена государственная защита. Как же это они так защищают свидетеля, что не знают, где он находится?


Еще хуже ситуация со свидетелем Фаталиевым, который тоже заявил, что у убийцы были светлые волосы и что арестованный на него совсем не похож, убийца тоже был чеченской внешности, но ниже ростом, плотнее и моложе. В это воскресенье, 10 февраля, его похитили неизвестные, посадили в машину и всю ночь избивали, требуя дать показания против адвоката Мусаева.

Вот такими методами следствие и добивается от свидетелей нужных показаний. Не знаю достоверно, избивали ли Евтухова тоже, но уже после того, как он в суде дал устные показания, что его никто не подкупал, после того, как его увели, от его лица появились заявления о том, что он давал показания за деньги и что адвокат Мусаев ему угрожал. Эти заявления тут же были растиражированы всеми государственными СМИ.

С этими «угрозами» адвоката Мусаева отдельная история. 21 числа в ходе заседания был объявлен небольшой перерыв. Мурад Мусаев подошел к Евтухову и сказал ему буквально следующее: «Александр Васильевич, расскажите все как было! Они уже сделали все, что могли, они не смогут больше продолжать, посмотрите, здесь журналисты, весь мир об этом знает, я вас умоляю! Я понимаю, вам нелегко пришлось, но расскажите! Мы не допустим продолжения этого! Мы из кожи вон вылезем, мы теперь знаем, где вы находитесь, расскажите им как было, пожалуйста!» Как только возобновилось заседание, Валерий Буданов обратился к судье, переврав слова Мусаева, мол, тот угрожал свидетелю словами «расскажите все как было, а то мы знаем, где вы живете». Мало того что он переврал слова, так тут и из контекста ясно, что Мусаев не запугивал, а, наоборот, успокаивал свидетеля. Но по госканалам это дали в смонтированном виде, где есть только фраза про «мы знаем, где вы находитесь».

Что мы имеем в итоге? Евтухова так и не допросили. Руслана Фаталиева избили, он позавчера обратился в правозащитный центр «Согласие» Светланы Ганнушкиной и написал заявление в прокуратуру и полицию. Речь идет, кстати, не только об избиении: его жену, гражданку Таджикистана, обещали депортировать, если он не будет давать показания против Мусаева, а его самого посадить, детей отправить в приют. А Руслан-то сам – обычный рабочий, живет в деревне в Волгоградской области, для него все это очень страшно, поэтому теперь он специально доехал до Москвы, чтобы об этом рассказать. Против меня возбуждено уголовное дело о подкупе, а против Мусаева начата проверка по обвинению в угрозах. За две недели выбыло несколько присяжных. Сегодня еще двое не смогли прийти. При этом, насколько я знаю со слов своих коллег, присяжные пытались воспротивиться роспуску – они звонили той женщине, которая не смогла прийти, и та попросила просто на два дня отложить заседание, у нее заболела мама. Вместо этого суд коллегию распускает. Это значит, что весь процесс надо начинать по новой. Зачем? Очевидно, стало понятно, что даже при таком давлении все равно присяжные могут оправдать подсудимого.


Мурад Мусаев

Перед тем как завели дело на Дарью Тренину, ко мне неоднократно посылали «эмиссаров» и намекали, что если я не выйду из процесса, то будут проблемы, угрожали впрямую уголовным делом. Но я выходить не собираюсь. Теперь ждем от них новых провокаций. Эти подлецы не брезгуют никакими средствами. Они избавили нас от последних иллюзий на свой счет. Почему Валерий Буданов им верит? Не знаю, мне кажется, он не понимает, что его используют. Прокурор и следователи сели ему на уши, крутят им как хотят, рассказывают, что они его лучшие друзья. Я ему уже говорил, что его просто используют, у этих людей нет друзей, у них есть только свои корыстные интересы. Но, похоже, он управляемый человек. Точно так же его имя использовала во время выборов ЛДПР, а потом прокатила на выборах.

У нас довольно много свидетелей, но после того как одного похитили, а другого избили, они боятся нас как огня, не берут трубки, не выходят на контакт. Но, судя по тому, что коллегию присяжных распустили, те склонялись к оправданию подсудимого.


Мы в адвокатском сообществе хорошо знакомы с практикой Мосгорсуда и понимаем, что у них есть инструменты мониторинга настроения присяжных. Например, на каждое заседание приходит по 10–12 оперов, и даже когда народу приходит больше, чем есть мест в зале, приставы пускают оперов в преимущественном порядке.

Для чего они в свое рабочее время там протирают штаны, ведь не просто так? Вот они придумали себе термин «оперативное сопровождение дела в судах с участием присяжных», и, естественно, они по возможности подглядывают, подсматривают, подслушивают.

Кроме того, роспуск присяжных даст им время, чтобы попытаться избавиться от адвокатов. Раньше у меня было впечатление, что они не успеют это сделать, но если только отбор присяжных назначен на 16 марта – это уже месяц, а там еще и сам процесс, в общем, времени у них достаточно, поэтому я жду любой провокации. 

Предыдущий материал

«Обвиняемый для судей уже не человек – работа такая»

Следующий материал

Господа чиновники, позаботьтесь о тюрьмах! И вы можете там оказаться