Партнер проекта
Сохранить

Зрение, наверное, самый ценный инструмент современного человека. Все возрастающий объем информации он в основном получает через этот орган чувств, а значит, возрастает и вредная нагрузка, которая может привести к серьезным отклонениям. Мы поговорили с офтальмологом клиники «Чайка» Светланой Донцовой о самых главных опасностях для глаз, необходимой профилактике и обратной стороне лазерной коррекции зрения.


Когда нужно обращаться к офтальмологу?

Есть два критических периода в жизни человека. Первый — до 10 лет, пока у ребенка растет глаз. Часто в это время возникает так называемая школьная близорукость, останавливается она годам к двадцати. Но важно следить, чтобы она не развивалась слишком быстро, не давала осложнений и не переходила в прогрессирующую. Следующий критический момент — после 40 лет. В этом возрасте появляется опасность приобретения глаукомы. Это заболевание протекает бессимптомно, безболезненно и выливается в полную атрофию зрительного нерва и слепоту. Выявить на ранних стадиях его могут только офтальмологи на профилактических просмотрах. Нередко бывает, что человек просто пришел скорректировать очки, мы проверяем внутриглазное давление — это входит в стандартный осмотр — и видим глаукому, хотя человек и не жаловался на нее. Особенно подвержены этой болезни люди, у которых в семье у родных была глаукома.

Кроме того, в группу риска болезней зрения входят все, кто работает по восемь часов и больше, все, кто работает за компьютером или много времени проводит со смартфонами. Увеличение зрительных нагрузок во время учебы в университете тоже может сказаться. Проще говоря, мы все минимум раз в год должны обязательно ходить к офтальмологу, чтобы не упустить серьезных проблем с глазами.

Что гаджеты и компьютеры делают с нашими глазами?

В современном мире близоруких стало в два раза больше. Это связано с количеством гаджетов. С тем, что дети рано начинают сидеть за компьютером, что провоцирует более быстрый рост глаз и развитие близорукости.

Практически все пациенты сегодня жалуются на утомляемость глаз, сухость, ощущение песка и даже нарушение зрения в конце рабочего дня. Эти явления называют компьютерным синдромом или синдромом компьютерной усталости. Страдают от него все — и молодые, и пожилые.

Мы все минимум раз в год должны обязательно ходить к офтальмологу

Дело в том, что когда мы моргаем, глаз покрывается защитной пленочкой, которая предотвращает испарение слезы. Так, бензиновая пленка на поверхности лужи не дает воде испаряться. За компьютером же мы моргаем в пять раз реже — это доказали японцы. Они ставили камеру и следили за людьми, которые внимательно читали документы. То есть для сосредоточенного чтения нам нужно меньше моргать. Из-за такого устройства мозга во время работы за компьютером глаз сохнет. Поэтому очень важно, чтобы нагрузка была дозированной. Нужно ставить какой-то звоночек, будильник, что угодно, но заставлять себя каждые 45 минут или максимум час отрываться от экрана и делать перерыв хотя бы минут на десять.

Клиники чайка
191 322
посещений в 2015

В это время нужно делать зрительную гимнастику (в разные стороны двигаем глаза, смотрим близко-далеко, моргаем часто). Если все-таки сухость глаз сохраняется, надо капать капли. В большинстве глазных капель содержатся консерванты, благодаря чему они хранятся долго и в них не появляется инфекция. Но консервант нельзя капать больше двух недель, а сухость глаз требует длительного лечения. Сейчас появились увлажняющие капли без консервантов — лучше выбирать их.

Избытки некоторых витаминов для глаз могут привести к фатальным исходам

Серьезный неблагоприятный фактор для глаз — это блики от окна на экране и блики на клавиатуре, они еще больше утомляют глаза. Расстояние до большого экрана должно быть 85 см, то есть расстояние вытянутой руки. Если экран маленький, то не ближе 40–45 см. Большое значение имеет правильное положение экрана. Он не должен быть очень низко, чтобы голова не была наклонена, иначе утомляются мышцы шеи и ухудшается кровоснабжение глаз. Экран не должен быть очень высоко, иначе мы смотрим вверх и глаза больше сохнут. Нам всем стоит сесть и предвзято посмотреть на свое рабочее место.

Кстати, читать на черном экране белые буквы вредно. Слишком большой контраст утомляет глаз. Читать лежа тоже не стоит. Так больше бликов, слишком близкое расстояние книги от глаз, и из-за плохого освещения утомляемость выше. Кроме того, глаза прикрыты — в результате больше эффект астигматизма.

Что такое макулодегенерация?

В развитых странах статистически выявлен рост возрастной макулодегенерации. Это связано с урбанизацией, со стрессами, несбалансированным питанием и малоподвижным образом жизни. Болезнь проявляется тем, что в центре глаза возникает пятно, через которое человек перестает видеть. То есть пропадает центральное зрение, а периферия остается. С таким зрением читать невозможно, а в сегодняшних условиях это выводит из строя практически всех работающих людей.

Макулодегенерации бывает двух видов — сухая форма и влажная, более опасна влажная. Первая лечится специальными пищевыми добавками. Пусть это не режет слух — речь идет об определенных ферментах, провитаминах, по которым проводилось международное исследование, доказавшее их эффективность. Тяжелая форма макулодегенерации лечится внутриглазными очень дорогими инъекциями, но они дают реальный шанс приостановить потерю зрения и даже частично восстановить.

О витаминах и пищевых добавках

Употреблять витамины и пищевые добавки в больших количествах не такое уж невинное занятие. Их лучше принимать только по индивидуальному назначению врача. Избытки некоторых витаминов могут привести к фатальным исходам. Например, переизбыток витамина А или провитамина А у курящих людей ускоряет рак легкого. Тут надо быть очень аккуратным.

Многие советуют для хорошего зрения есть чернику или пить ее в таблетках. Черника — это хорошо, она полезна. Но это не панацея. Глаукому она не вылечит, изменить анатомию глаза тоже не сможет. Не надо ждать от нее волшебства — будто близорукость уйдет и очки можно будет снять, ничего подобного.

Лазерная коррекция зрения — когда и зачем нужна?

Лазерная коррекция зрения — это косметическая операция. Она решает проблему снятия очков, и все. Лечение близорукости лазером — это, по сути, все равно что на шлифовальном станке отшлифовать переднюю часть глаза и сделать ее более плоской. В результате изменился ход лучей, но внутри глаз остался таким же. Если глаз имеет какие-то внутренние нарушения, то они останутся, и за ними надо наблюдать.

После лазерных операций возникает риск пропустить глаукому, потому что давление в глазу становится искусственно заниженным, глаз делается более мягким. Синдром сухого глаза после операции будет сильнее. Если вы уберете близорукость полностью, то после 40 лет наденете плюсовые очки для близи — нужно быть к этому морально готовым. Сейчас технологии очень хорошие, результаты после операции отличные. Если все в правильных руках и пациент соблюдает все правила, все проходит гладко и без осложнений. Но надо помнить, что операция — это не волшебная палочка, есть нюансы, которые стоит взвесить и решить, чем вы готовы пожертвовать.

О работе в Эфиопии и Йемене

В Африку я попала благодаря Российскому обществу Красного Креста. Я начала с Эфиопии, где провела с 1999 по 2001 год. Потом еще два с половиной года в Йемене.

Помню, когда я приехала в Йемен, мне сказали: «Вот ваше офтальмологическое отделение» и показали большую комнату со спортзалом. В ней стоял один ящик со стеклами для подбора очков, а на стене висела старая, уже пожелтевшая таблица с русскими буквами — для проверки зрения. И больше ничего. Когда я уезжала, у меня уже был диагностический кабинет, операционная, подготовленный йеменский персонал — и я из рук в руки передала доктору готовое отделение.

Это был очень важный опыт, который дал мне профессиональную смелость. В Африке врач — и жнец, и чтец, и, как говорится, на дуде игрец. Там нет узкой специализации и работать приходилось с очень широким спектром патологий, с детьми и со взрослыми. Приходили люди с травмами, катарактами, разными дистрофическими заболеваниями, очень тяжелыми и непонятными случаями. Со всем этим надо было разбираться самой. Интернет тогда еще только начинался, и в этих странах его особо не было. Обходилась своими знаниями и советовалась с местными коллегами.

Читать на черном экране белые буквы вредно. Читать лежа тоже не стоит

К счастью, в Йемене было много врачей, которые проучились в США, в Европе, в Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах. Именно там я научилась, что надо лечить по международным стандартам. Мне говорили: «Знаете что, у нас такого препарата вообще нет, он есть только в России». Как-то главврач подошел и спрашивает: «Слушайте, почему вы назначаете такие странные препараты, кто такую премедикацию делает анальгином? В мире уже этим никто не пользуется». Там же я научилась работать в команде. Ведь организм — это целое. И иногда жалобы у пациента в твоей области, а причины нужно искать совсем с другого конца. Тогда ты идешь к другим специалистам, начинаешь спрашивать, обсуждать. Такие поиски развивают всех, расширяют кругозор. И снобизму тут нет места. Если ты задашь глупый вопрос, ты будешь дураком пять минут. А если не задашь глупый вопрос, дураком останешься на всю жизнь. В России иногда не хватает такой культуры междисциплинарного общения.

Клиники чайка
23746
человек получили медицинскую помощь в 2015

О врачебном консерватизме

Конечно, элемент консерватизма в медицине должен быть. Не надо хвататься за всякую новую методику и быстренько тренироваться на пациентах. Лучше дождаться полноценного исследования и пользоваться теми знаниями, которыми пользуется весь мир. Но бывают врачи, которые со странным упрямством пользуются неактуальными знаниями — мол, у меня большой опыт, я всегда такой схемой пользуюсь и буду пользоваться.

Сегодня если ты в течение года не отслеживаешь актуальную информацию, то ты просто уплываешь из профессии. Каждую неделю какие-то разработки, новые медицинские препараты, исследования и новая информация по старым исследованиям. К счастью, с этого года введена новая система последипломного образования, и в России будет как за рубежом. В течение пяти лет врач должен будет обучаться постоянно, можно заочно — читать, проходить тесты, посещать конференции. Это правильно.

Офтальмология у нас и на Западе — есть ли разница?

В современных подходах к лечению за Западе и в России абсолютно нет никакой разницы. Я была в операционной в Германии, в Британии и в Штатах — машины те же и руки у нас такие же искусные. Разве что в научных исследованиях мы отстаем. Сейчас на Западе изучается возможность лечения некоторых заболеваний стволовыми клетками. Пытаются сделать искусственное зрение с помощью чипов, которые подсаживают на сетчатку, чтобы вывести камеру снаружи, в обход атрофированного зрительного нерва.

За последние годы мы очень хорошо оснастились. Приборы для исследования глазного дна сейчас просто космические. Мы можем даже движение крови по сосудам сетчатки посмотреть. Хирургия теперь практически вся делается без разрезов, амбулаторно. Коррекция тоже очень сильно изменилась за последние годы. Офтальмология очень быстро развивается. Я думаю, что когда-нибудь будет такая умная капля — капаешь, и она, как контактная линза, растекается по глазу и выдает тебе хорошее зрение.


Имеются противопоказания, необходимо проконсультироваться со специалистом.


Сохранить