Новости Календарь

Блог берлинки. Почему Меркель оказалась королевой без трона

Блог берлинки. Почему Меркель оказалась королевой без трона Ангела Меркель. Фото: Kai Pfaffenbach / REUTERS

Выборы в бундестаг прошли. «Меркель победила», – говорят в России. «Блок ХДС/ХСС победил», – говорят в Германии. Между этими двумя утверждениями – пропасть, и все же оба они верны.

За границами ФРГ, если это, конечно, не Греция, Меркель снискала безграничную любовь. Почему – нетрудно понять. Милое лицо, дружелюбная улыбка плюс представления о ее скромности и приличии (ничем пока не подтвержденные, но проходящие за неимением доказательств от противного).

В Германии Меркель, как оказалось, тоже пользуется неистребимой популярностью. Половина избирателей хотели бы видеть ее канцлером. Нынешняя победа партийного блока Меркель, однако, – это не в последнюю очередь следствие демографической ситуации в Германии.

Начнем с того, что более трети избирателей ФРГ – старше 60 лет. Для них важны консервативные ценности, всякое изменение – подобно смерти, которая и так уже недалеко. Хотя до того, чтобы приколачивать портрет Меркель на стену, граждане ФРГ еще не дошли, небольшой нимб у нее над головой все же явно появился. Что не противоречит коренным идеалам партий блока Меркель, первое слово в названии которых – «христианский». За этими партиями стоят верующие немцы, все еще ставящие во главу угла главные ценности хороших бюргеров – семью, детей и прочие «киндер, кюхе, кирхе». Недаром Христианско-социалистический союз всегда с большим отрывом побеждает в самой религиозной (католической) земле Бавария, где, кстати, в день выборов в бундестаг начался праздник пива – Октоберфест. А скромная госпожа Меркель, если надо, может враз выпить полуторалитровую кружку пива – чего не сделаешь ради избирателей.

А ради них, ради своего избрания Меркель и боролась, поддерживаемая своей верной партией, в которой она за годы пребывания на посту председателя умело раскидала всех своих серьезных соперников. Некоторым она вставила большой кляп в рот – например, противнику помощи кризисным странам еврозоны Вольфгангу Бозбаху. Некоторых, особо резвых, как Урсулу фон дер Ляйен, успокоила, сделав их министрами. Бозбаху пришлось ограничиться выступлениями в ток-шоу, а фон дер Ляйен – проводить непопулярные реформы, освободив Меркель от ответственности за них.

Так что «добрая тетушка» – это для наивных иностранцев. Те, кто испытал властность, жесткость и железную хватку Ангелы Меркель на себе, поговаривают в партии, вряд ли захотят перечить ей.

Задушив дискуссии о долгах, которые лягут на плечи грядущих поколений немцев, Меркель, однако, высвободила из бутылки нового джина – партию «Альтернатива для Германии». На волне евроскептицизма она чуть было не взяла пятипроцентный барьер для входа в бундестаг, представив реальную угрозу для ХДС/ХСС. Председатель альтернативщиков Бернд Луке даже грозился не голосовать за Меркель на выборах канцлера в парламенте, если его партия войдет в него. Но не вошла.

Резвая новомодная Партия пиратов тоже оказалась далека от своего вожделенного результата. Около трех процентов голосов – и место на задворках партийного ландшафта ФРГ. Патлатые анархисты с компьютерами смогли набрать сторонников лишь среди молодежи. А юные немцы либо не ходят на выборы, либо просто ничего не могут сделать – из-за того, что их доля в населении невелика. Благо для Меркель все обошлось.

Стоять смирно

Да, благо Меркель, что ее собственной партии в лояльности и дисциплине не откажешь. Христианско-демократический союз остро чует, откуда и куда дует ветер. Популярность «тетушки Меркель» в широких слоях пенсионеров и католиков-традиционалистов, которых в совокупности в ФРГ абсолютное большинство, поняли даже самые отъявленные внутрипартийные оппортунисты. Один из них, Торстен Хиппе, председатель партийной фракции ХДС в парламенте берлинского района Целендорф, рассказывал мне, что в его партии многие не согласны с Меркель, которая любит замалчивать важные проблемы, лавировать и выжидать. В партии и на федеральном уровне Меркель практически не ставит политических акцентов. У всех на слуху ее вечная мантра: «Безальтернативно».

Гарцуя на результатах реформ красно-зеленого правительства, проведенных под руководством социал-демократического канцлера Герхарда Шредера, Меркель удачно приписывает себе неожиданные подарки экономической конъюнктуры. Однако именно она, Ангела Меркель, и приводит ХДС к победе, поэтому на партийном съезде все соратники как один должны гаркнуть: «Есть!»

Кстати, о программе. Единственной программой Меркель была и есть программа сохранения собственной власти, или, вернее, сохранения себя у власти. Меркель не из числа тех, кто самолично отказывается от поста канцлера, как это сделал Герхард Шредер в 2005 году, после того, как непослушные социал-демократы отказали ему в единодушной поддержке. Результатом внутрипартийных споров тогда стал «вотум доверия» в бундестаге и переизбрание канцлера. Германия тем самым лишилась смелого реформатора и харизматичного лидера. Самоотречение и джентльменское харакири – не из политического арсенала Меркель. Оставаться канцлером ей помогает военная дисциплина партии, не допускающая путчей против лидера, а также полный развал в рядах второй традиционно «всенародной» партии Германии – социал-демократической.

Все ради победы

Немецкие избиратели всегда выбирали между консервативными христианскими ценностями и социальными реформами, отбирающими у зубастого капитализма власть и защищающими трудящихся. Однако нынешние выборы проходили почти без борьбы партийных программ. Поскольку Меркель была и есть «вся такая-растакая», то ХДС/ХСС пришлось отречься от четкой программной линии, от идентифицирующего имиджа, сделав Меркель своей программой. Ради победы. После того как СМИ раскритиковали христианских демократов за невыполненные обещания прошедшего избирательного периода, Меркель дальновидно отказалась от излишней конкретики.

Жесткой политики в ее избирательной кампании почти не было – лишь несравненная Меркель в лучах всеобщего любования. Август в расцвете власти. В отличие от Августа, однако, статуй и приношений канцлер не требовала, а для благородных зрителей этого уже было достаточно. Меркель олицетворяет то, чем стала Германия, – довольным собой, своим обедом и всякими прочими благами бюргером. Этакий немецкий застой, который может обратиться своей не очень хорошей стороной, если не начнется период новых реформ – социальных и финансовых.

Меркель и ее партия лишились профиля, заняв неотчетливую нишу «и нашим и вашим» – немножко социальных реформ, немножко защиты и лоббирования промышленности, немножко экологии. В последнюю эпоху Меркель довела прежнюю программу ХДС/ХСС, с которой Гельмуту Колю удалось проправить четыре срока, до полной размытости и неузнаваемости, оставив лишь проект «Меркель».

Именно она отобрала у социал-демократов предложение ввести минимальную заработную плату, а после Фукусимы украла у зеленых главную тему – отказ от атомной энергии и поворот к возобновляемым источникам. За два последних года, правда, ее правящая коалиция умудрилась почти свести его на нет, но «Союз 90/Зеленые» был уже наполовину кастрирован и должен был начать новые поиски себя.

А с этим возникли сложности из-за кампании СМИ, которые раскопали документы 30-летней давности о сомнительных дефинициях форм свободы на заре формирования зеленой партии. Вроде бы некоторые нынешние лидеры обсуждали тогда, будучи, заметим, 20-летними юнцами, возможность освобождения педофилов от уголовного наказания, мечтая о сексуальной свободе вообще и детей в частности.

Кстати, никому не пришло в голову вспомнить о том, что тридцать лет назад делала Меркель. По материалам книги, написанной двумя журналистами газеты «Бильд», в свои юные годы канцлер занимала важный пост в ячейке молодых коммунистов в Академии наук ГДР.

Увы, занятия зеленых оказались более возмутительными. Так что им уже было не до победы. Хватит и того, что несчастный «Союз 90/Зеленые» потерял лишь одну пятую голосов, набрав 8%. Например, старой традиционной Свободно-демократической партии, во главе которой стоял лидер вьетнамского происхождения Филипп Реслер, вообще пришлось вылететь из бундестага. Ну, не готовы еще консервативные немцы к таким подвигам. Женщину выбрать – это да, а вот черного или азиата, это пока что рано.

Однако Меркель нельзя отказать в тактическом таланте. После того как свободные демократы, ратующие за либерализацию экономики, не были избраны в баварский ландтаг буквально за две недели до выборов в бундестаг, они начали кампанию под лозунгом «Второй голос – за СвДП». Дело в том, что все немецкие граждане в избирательных бюллетенях ставят два крестика: один – за своего одномандатника, другой – за партию. Второй важнее, ведь он определяет процентное соотношение голосов и помогает партии попасть в бундестаг. Меркель, однако, пошла в контратаку и, приятно улыбаясь с плакатов, стала заклинать избирателей отдавать второй голос только блоку ХСС/ХДС. «Все для нашей победы!» – гласили новые лозунги.

Победа ли это?

Победа Меркель оказалась отчасти Пирровой. Сидит теперь примадонна на своих 41,5%, 10% из которых она отобрала у традиционных партнеров по коалиции, тем самым вытолкнув их из бундестага, и ждет, кто предложит ей руку и сердце. Ведь стать канцлером она сможет, только обладая большинством в бундестаге. Мимо своего абсолютного большинства, которое было бы скорее фантастикой, она пролетела. Все-таки Ангела Меркель – это не Конрад Аденауэр, возглавивший после войны блок ХДС/ХСС, который получил большинство парламентских мандатов. Нет твердой основы. Нет четкой программы. Нет идей.

Большая коалиция теперь – единственный выход из положения. С 2005 по 2009 год Меркель уже правила вместе с СДПГ. С кем-то ХДС/ХСС сочетается законным браком на сей раз?

Зеленые, хотя и высказывали сомнительные воззрения на заре своего существования, но до конца не готовы отказаться от своих партийных убеждений и стать трамплином для удобного старта Меркель в новый период ее правления. Зеленый партийный базис не потерпит отступления от программных идеалов. Сопредседателей партии Юргена Триттина и Катрин Геринг-Экхард, которые что-то там сказали о возможном мезальянсе, ждет отставка.

Четвертая прошедшая в бундестаг политическая сила, Левая партия, с основным электоратом на территории бывшей ГДР и стойкими коммунистическими лозунгами, вовсе не готова вступить в коалицию с идейным капиталистическим врагом, каким традиционно считается ХДС/ХСС. Левая партия могла бы стать политической проституткой, предложив себя СДПГ и зеленым, но те наотрез отказались. Пеер Штайнбрюк пообещал лидеру левых Грегору Гизи подумать о коалиции на следующих выборах.

Хорошо для Меркель, которой больше не грозит альтернативный канцлер. Однако и возможный партнер у нее остался один. ХДС/ХСС остается просить поддержки у социал-демократов, чтобы опять образовать большую коалицию. СДПГ формально не отрицает свое возможное участие в этом блоке, хотя, как и восемь лет назад, расхождений у обеих партий больше, чем точек соприкосновения. В прошлый раз СДПГ уже накрепко рассердило своих избирателей компромиссными решениями и беззубой позицией на протяжении всего избирательного периода. Теперь социал-демократы точно не будут обрубать себе хвост. Получив на нынешних выборах 25,7% голосов, они будут кусаться и царапаться, чтобы угодить своей клиентуре.

«Тетушке Меркель» будет непросто проводить свою линию в коалиции с раненым и истекающим кровью партнером. Партийному блоку Меркель придется трудно, очень трудно. Хотя Ангела Меркель все же своего достигла: она останется в лучах софитов и славы. А вот каким будет исход ее третьего срока – больше зависит не от нее, а от партнеров по коалиции и оппозиции в бундестаге. В этом – благо демократии, на которое Меркель повлиять не сможет.

Предыдущий материал

Меркель навсегда

Следующий материал

«Я останусь даже мертвым!» Берлускони и его театр