Новости Календарь

Блог лондонки: британская принцесса и честь медсестры

Невозможно было представить, что вполне обычный, сухой официальный документ может иметь такое горькое послевкусие. Опубликованный 29 ноября в Великобритании «Отчет Ливсона» (Leveson Report), подготовленный на основе расследования сомнительных практик медиакорпорации News International и содержащий новые рекомендации по регулированию британской прессы – сам по себе документ, конечно, неприятный и вызывающий множество вопросов о цензуре. 

Но трагическая смерть медсестры Джасинты Салданьи, произошедшая всего лишь через неделю после публикации отчета и также связанная с неэтичными действиями прессы, поднимает совсем другие, возможно, более важные вопросы. Вопросы разрушения этических границ и элементарной человеческой эмпатии в постинформационном обществе, а также пугающей хрупкости жизни отдельного человека под прессом новых медиа. Исключительные обстоятельства смерти Джасинты, несомненно, впечатаются в общественное сознание.

То, что закончилось смертью 46-летней матери двоих детей, начиналось как вроде бы безобидный, хотя и весьма дерзкий розыгрыш двух австралийских радиодиджеев. Майкл Кристиан и Мел Григ решили, что будет очень прикольно дозвониться до частной больницы Короля Эдуарда VII, в которой находилась герцогиня Кембриджская, и справиться о ее состоянии, представившись королевой Елизаветой II и принцем Чарльзом. 

Действительно, в этой идее есть некий забавный элемент. Дело в том, что австралийский акцент очень далек даже от обычного южноанглийского произношения. Имитировать же рафинированный «королевский английский» для простых австралийских ребят – задача почти невыполнимая. Возможно, диджеи поначалу думали, что их моментально раскусят, и розыгрыш вообще не удастся. Однако случилось так, что на дежурстве в госпитале в тот день была медсестра из Индии, видимо, тоже не с королевским английским. 

Джасинта Салданья сняла трубку, услышала имена королевских особ и в течение буквально двух секунд переключила звонящих на личную медсестру герцогини Кембриджской. А та, не подозревая, что говорит на весь мир, рассказала о токсикозе беременной супруги королевского внука. Так вместо официального объявления об ожидаемом пополнении в королевском семействе эта информация стала доступна публике в обертке дурацкой шутки. А Джасинте две секунды разговора с диджеями стоили жизни. Через два дня ее нашли мертвой при обстоятельствах, позволяющих предположить самоубийство.

Возможно ли было предугадать такой исход событий? Скорее всего, нет. Даже рядовой медперсонал в Великобритании проходит такую суровую школу с жестким отбором, что в профессии остаются в основном люди с очень устойчивой психикой. Еще более это справедливо для медсестер и врачей индийского происхождения, которым приходится выдерживать не только муштру образовательного учреждения, но и прессинг семейных амбиций. Медики в Великобритании занимают весьма высокую социальную позицию, имеют хорошие зарплаты и стабильные перспективы. Они действительно много работают, но не перерабатывают на износ, как, например, врачи скорой помощи в России. Ожидать от таких людей каких-либо драматических реакций на розыгрыши, в общем, не приходится. Но каждый человек – это не общий случай.

Действия диджеев и руководства радиостанции могли бы поразить отсутствием элементарной этики на каждом этапе, от возникновения самой идеи вторжения в глубоко интимное пространство человека, находящегося в больнице, до превращения чужого нездоровья в развлечение на потеху публике и санкционирование передачи такой записи в эфир. Нас могло бы поразить отсутствие мысли «А что я делаю? Какие последствия это может иметь?», отсутствие сопереживания другому человеку, отсутствие вкуса, в конце концов.

Но проблема в том, что все это больше не поражает. Как римляне пресыщенно-равнодушно смотрели на раздираемых хищниками пленников, как викторианский плебс тыкал пальцем в инвалидов на «параде уродов» или в окровавленных боксирующих женщин, точно так же и современный венец творения требует зрелищ, сенсаций любой ценой. Не современное варварство, но высокая цивилизация, хладнокровно, отстранено и механически извлекающая из всех, и коронованных особ, и безъязыких иммигрантов, единственно потребное – развлечение. Поражает другое – то, что еще остались люди, которые помнят, что такое стыд, несовместимый с жизнью.

Предыдущий материал

Maplecroft: у России меньше перспектив, чем у Нигерии и Вьетнама

Следующий материал

Распад Британии: теперь Северная Ирландия