Новости Календарь

Кто и зачем пришел на Антимайдан

Кто и зачем пришел на Антимайдан Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

Что такое рай для репортеров, колумнистов и новостников? Это когда тех, о которых нельзя не писать, больше, чем часов в сутках. Киев сейчас именно такое место. За пару дней случилось многое: власть и оппозиция впервые сели за круглый стол, из СИЗО выпустили почти всех обвиняемых в организации беспорядков возле администрации президента, на Майдане прошел уже третий масштабный митинг, Генпрокуратура назвала имена троих подозреваемых в силовом разгоне протестующих в ночь на 30 ноября. Неожиданно выяснилось, что силовиками командовал не глава МВД Захарченко, а руководитель Киевской горадминистрации Александр Попов, начальник Главка МВД в Киеве Валерий Коряк и замсекретаря Совета национальной безопасности и обороны Владимир Сивкович. 

В ходе допросов, протоколы которых попали в интернет (подлинность пока не установлена), выяснилось, что идеологом разгона был приближенный к президенту секретарь СНБО Андрей Клюев. Еще одно знаковое событие – митинг в поддержку Партии регионов. Им власть пугала киевлян несколько дней: дескать, содрогнетесь, когда увидите, сколько людей думают иначе. В город на дополнительных поездах, сотнях автобусов свезли бюджетников со всей страны, в основном – из юго-восточных регионов. Столица содрогнулась, но не от числа приехавших. Когда восток и запад встречаются в Киеве, это всегда история о разных людях. Разбираться в ней непросто, но не так опасно, как пугают.

Кто приехал

13 декабря Медведев поставил диагноз Украине: обществу предстоит преодолеть тектонический разлом, который грозит существованию самого государства. На Украине Медведева, как и «Первый канал», по возможности пытаются не слушать. Принцип тот же, что с сырыми помидорами на ночь: чтобы не причинить вреда организму и спокойно спать, лучше воздержаться. Но о возможном расколе страны говорят давно. Нынешний Майдан больную тему актуализировал. А озвучила ее, как это было и раньше, власть. 

Главный тезис: Майдан – не вся Украина. Есть еще 12,5 млн, которые проголосовали за Януковича, и они, очевидно, с его курсом согласны. Последний тезис спорный, потому что нынешний рейтинг Януковича во втором туре президентских выборов, если туда он попадет вместе с Кличко, – 22%. У лидера УДАРа – 35%. Но Украина – действительно не только Майдан. Вопрос в том, чего хотят те, кто не на улицах.

Как выглядят активные сторонники Партии регионов, на самом деле загадка. Без труда даже в Киеве можно найти тех, кто поддерживает власть и Януковича, – они приходят на выборы и голосуют. Другое дело люди, готовые долго и последовательно поддерживать Партию регионов. На митингах, которые в Киеве время от времени организует власть, их практически нет. Обычная практика в таких случаях: проплаченные участники с бело-голубыми флагами и «титушки». Последние – боевой отряд, который провоцирует конфликты. Ничего общего с Партией регионов ни те, ни другие не имеют – только бизнес.

В минувшую субботу в столицу власть привезла пару десятков тысяч человек. Анонсировалось, что речь идет о сторонниках регионалов. Накануне в интернете появилось много сообщений о том, что на митинг, часто под страхом увольнения, везут бюджетников. Кто-то отказывался и говорил об этом. Кто-то ехал добровольно, но за деньги. Цены озвучивали сами митингующие: от 200 до 500 гривен в день ($25–60).

Так много автобусов из регионов киевляне не видели, пожалуй, даже в 2004-м, во время «оранжевой революции». Оппозиция нагнетала: будут провокации. Небольшие группы могут пойти громить витрины и бить людей на Майдане, чтобы потом свалить это на митингующих. Реальная картинка тоже настораживала: тысячи людей в черном вечером накануне Антимайдана бродили по центру, выстраивались в парадоксальные для Киева очереди у мелких гастрономов, окурки на земле, пиво в руках, перегар, запах пота и разговорный мат. Казалось, началась оккупация. Служащей центральной станции метро «Арсенальная», где грелись приехавшие, милиционер негромко сказал: «Если что – прячься». Тут же двое парней в черных шапках стукнули по голове мирно спящего бомжа и громко засмеялись. Все это – странное зрелище для Киева.

О чем говорили

На следующий день люди с бело-голубыми флагами собрались на Европейской площади, что в конце Крещатика. Говорили там о разном. Регионалы давили на болевые точки электората или на то, что они ими считают. Премьер-министр рассказывал о том, что путь в Европу Украине откроется только после принятия закона об однополых браках. Кличко, тоже со сцены, упрекнули в том, что с его налогов платят пенсии ветеранам вермахта. Зато хвалили Россию и Путина. «Это большая страна, и Путин Владимир Владимирович – большой человек, влиятельный человек. Давайте обратимся к Владимиру Владимировичу, давайте его призовем, что сегодня Украина нуждается в помощи», – кричал один из депутатов Партии регионов. 

Толпа поддерживала иногда активно, иногда вяло. На Антимайдане тоже поили бесплатным чаем, неподалеку развернули настоящие полевые кухни. Бывший министр обороны рассказывал, что их и вообще многое для этого митинга власть позаимствовала у военных. Антимайдан по периметру охраняла милиция. Майдан, чтобы избежать провокаций, выставил свою охрану, но люди все равно общались. Со сцены Антимайдан гордо объявили бессрочной акцией, а ночью на площади уже не было ни одного человека. Стоять до полной победы не получилось. В Киеве холодно.

К тем, кто приезжает поддерживать власть, в Киеве всегда относятся подчеркнуто вежливо. Это как с милицией – главное перетянуть на свою сторону. Антимайдановцам предлагали чай, еду, просто экскурсии по центру, места на концерте «Океана Эльзы». В интернете их многие жалели: дескать, пакуют в вагоны по 80 человек, кормят просроченной тушенкой, кидают на деньги. Но это особенная жалость. Промерзший за три недели до костей Майдан искренне жалеть антимайдановцев может с трудом. В душе и личных беседах очень многие упрекают тех, кто мог, но не отказался ехать. Тех, кто взял деньги и хлопал страшилкам Азарова про меньшинства. В конце концов, большинство из приехавших в Киев голосовали за Януковича и сделали его президентом. Главные вопросы к ним у тех, кто против власти: ваши чиновники взяток не берут, ваш бизнес не отбирают, милиция не бьет людей? Вы вообще не против разгона «Беркутом» студентов? Ответы на все: берут, отбирают, бьют, возможно, против, но нужно разобраться.

Разница в том, что на востоке не верят в способность оппозиции что-то изменить и очень не любят националистов. Янукович ни при чем. Летом в поездке по Крыму пришлось общаться с потенциальными избирателями Партии регионов. С туром по разным предприятиям, в том числе в Севастопольский порт, ездил один из лидеров партии – миллиардер Сергей Тигипко. Никто из рабочих не сказал, что доволен президентом. Говорили, что у русских моряков в том же порту зарплата гораздо выше, чем у наших, что надеялись на лучшее, но Янукович для них стал тем же, чем Ющенко для оранжевых. Квартир нет, денег нет, перспектив нет и альтернатив тоже. Крымчан искренне удивляло, как это Кличко можно всерьез считать политиком. В Киеве, к слову, эту фазу тоже проходили, но давно, когда его фракция работала в горсовете. Тогда он один из немногих сумел удержать депутатов от перехода на сторону власти. Этого хватило для старта. Тягнибок для юго-востока – вовсе проклятие. Яценюк, наверное, слишком мягкий и водит нехорошую дружбу.

Чей паспорт прятать

На этом, конечно, отличия не заканчиваются. Знакомые журналистки, одна родом из Луганска, вторая из Донецка, после начала Майдана постоянно ссорятся с родителями и даже не хотят постить фото в фейсбуке, чтобы не усугублять конфликт. Главные доводы дома: зачем высовываетесь, из-за вас начнется хаос, перестанут пенсии платить, революции до добра не доводят. Ответ вроде «что может быть хуже?» не проходит. Войну старшее поколение уже не застало, но все равно уверено, что может.

На Западной Украине все наоборот. На Майдане много людей оттуда в возрасте около сорока. Пенсионеры отправляют митинговать внуков, дают денег на дорогу и очень надеются, что доживут до счастливого конца Майдана.

Восток, который приехал на Антимайдан, говорит, что те, кто митингует, бездельники, а они – работяги. Но на вид не похоже. На Майдане есть и топ-менеджеры крупных компаний, к примеру «Microsoft Украина», и владельцы успешных бизнесов, средний класс приезжает на хороших автомобилях, оставляя их как дополнительное прикрытие баррикад.

Тянет ли все это на «тектонический разлом» страны? Вряд ли. Это похоже на плохую информированность у одних и нежелание начинать настоящий диалог у других. Люди на востоке и юге страны редко ездят в Европу. Когда Азаров говорит, что Европа – это сплошь целующиеся мужики, ему верят. Что там есть хорошего, видели немногие. На востоке слушают регионалов про отличного человека Путина и не читают в интернете о Болотной. Там правильно понимают про националиста Тягнибока и хотят понять, кто защитит их от радикалов из «Свободы». Этим вопросом, кстати, задаются и на Майдане.

Оппозиция, которая давно должна была начать говорить с юго-востоком, от него отворачивается. Ехать туда ей так же неудобно, как Януковичу – во Львов. Ее там откровенно не любят, во многом потому, что не знают и не понимают. А ведь посылы там могут остаться практически прежними: власть ворует, дороги плохие из-за коррупции, судебную систему нужно менять. Там никто не бросится защищать Януковича. К нападкам на Тягнибока нужно быть готовыми, но сам Кличко до начала Майдана много раз говорил, что идеология националистов ему чужда.

В том, что касается уровня жизни, Киев для востока то же самое, что для Киева Европа. Все, что нужно, – объяснить, куда уходят деньги, которые восток тяжело зарабатывает, кто крышует «копанки», в которых постоянно гибнут шахтеры, и т.д. Делать это, конечно, должны не те, кто стоит рядом с Тягнибоком. Нужны другие уважаемые в регионе переговорщики от оппозиции. Пока это невозможно. Пропагандировать альтернативные идеи в вотчине Партии регионов опасно. Главное, если сейчас или через год власть изменится, не забыть о юго-востоке, иначе когда-нибудь настоящий разлом может появиться, а потом треснуть.

Предыдущий материал

Все дороги ведут в Москву. Почему украинской оппозиции надо думать, как победить в России

Следующий материал

Почему молчит вторая столица Украины