Новости Календарь

Economist: Украина – вторая Сомали?

Economist: Украина – вторая Сомали? Фото: Reuters

Пока военное напряжение в Восточной Украине идет на спад (по крайней мере, на настоящий момент), возникает другой вопрос: какими будут очертания страны после кризиса? И Киев, и сепаратисты заявляют, что отводят артиллерию и готовы к созданию буферной зоны, но какие бы формы ни приобрел регион после войны, очевидно, что Украине придется жить с грубыми новыми соседями на востоке – об этом статья в европейском издании Economist

В Днепропетровской области, которая находится к западу от Донецкой, готовятся к новым проблемам, пишет журнал, – бандитизму, похищениям людей и насилию. Местные чиновники сообщают о появлении в последние месяцы «ликвидационных групп» из Донбасса и о том, что преступники прибывают в регион под видом беженцев.

«Борис Филатов, зампредседателя Днепропетровской администрации, с беспокойством рассуждает о «сомалийском сценарии»: согласно ему, Донбасс превратится в неуправляемую территорию, гавань для бандитов, которые будут пересекать границу с Украиной, чтобы грабить и похищать людей. Еще один внушающий опасения пример – Приднестровье, где в условиях пророссийского режима расцвела организованная преступность и коррупция», – говорится в статье.

В Днепропетровске ведутся фортификационные работы: вдоль дорог появляются блокпосты, окопы, бункеры и противотанковые барьеры. Они – отражение безрадостного положения Украинского государства: безопасностью занимается частный сектор, и два благотворительных фонда (один для оборонных, другой для гуманитарных целей) получают средства от местного бизнеса и обеспокоенных горожан. Госадминистрация присматривает за проектами, но деньги идут мимо нее, чтобы не попасть в «несправедливую и неэффективную систему». Это слова другого замгубернатора, Святослава Олейника.

К «особому статусу» Донбасса, обещанному Петром Порошенко, в Днепропетровске относятся по-разному. Бойцы батальона «Сичеслав» называют решение президента предательским («За что гибли наши парни?»); правящая элита региона принимает его, стиснув зубы, пишет Economist: они понимают тщетность борьбы с российской армией. В этом конфликте Днепропетровск взял на себя основной груз – в том числе груз человеческих потерь.

«К окнам административного здания приклеены скотчем два листа, на них 400 имен пропавших и 800 имен взятых в плен. «Каждый день у нас тут батальоны, безопасность, раненые, убитые, больные, пленные, похороны и так далее, а в это время в Киеве готовятся к выборам», – говорит Филатов».

Хотя рост числа убитых на войне замедлился после перемирия, он не прекратился; перестрелки под Донецком и Луганском происходят каждый день, и договоренности Киева с сепаратистами не дали ни прекращения огня, ни возвращения водопроводной воды в дома местных жителей. Пока в Киеве собираются с мыслями, в Днепропетровске собирают и тренируют добровольческие отряды. «У нас нет времени, чтобы ждать», – цитирует Филатова Economist.

Карта. Контроль над Донбассом (июнь – сентябрь 2014)

Источник: Economist

Предыдущий материал

Bloomberg: рубль слабеет – сдувается пузырь суши

Следующий материал

Лихорадка Эболы страшнее, чем вы думали. 10 пугающих цифр