Новости Календарь

Как поклонник Ортеги и Кастро стал мэром Нью-Йорка

Как поклонник Ортеги и Кастро стал мэром Нью-Йорка Билл де Блазио. Фото: Brendan McDermid / Reuters

В последние годы настроения американских избирателей левеют так стремительно, что не угонишься. Вроде бы совсем еще недавно победа Барака Обамы в консервативных Соединенных Штатах казалась чем-то почти невозможным – с его-то взглядами и цветом кожи. Но прошло всего пару лет – и Обама уже никакое не чудо, а умеренный центристский политик, от которого до левой стенки еще шагать и шагать. И не то чтобы Обама сильно поменялся – это стенка убежала. Убежала так далеко, что сегодня уже кажется само собой разумеющимся, что выборы мэра главного города США Нью-Йорка выигрывает человек, который не стесняется публично хвалить Фиделя Кастро, а главным козырем в избирательной кампании делает чернокожего сына – раз уж самого угораздило родиться белым.

Со строек социализма

В старые добрые времена американские политики, мечтающие о высоких должностях, начинали свои избирательные кампании с большим запасом, за несколько лет до выборов. Потому что основательный американский избиратель ни за что не станет голосовать за неизвестного ему субъекта с мороза, какими бы красивыми речами его ни закидывали. Но теперь это в прошлом. Еще несколько месяцев назад абсолютное большинство ньюйоркцев понятия не имели, кто такой этот Билл де Блазио, и ничего страшного – это никак не помешало им вчера избрать его мэром Нью-Йорка с феноменальным для демократической страны результатом 73%, который не снился даже Собянину с его дрессированными пенсионерами.

Скорее, наоборот, некоторый туман вокруг биографии нового нью-йоркского мэра пошел ему на пользу. Потому что ничего особенно приятного для американцев там нет. Даже в прогрессивном Нью-Йорке вряд ли найдется много желающих восторгаться тем, что свою общественную деятельность де Блазио начал в 80-х с поездки в Никарагуа, где помогал строить социализм Даниэлю Ортеге. Или тем, что свой медовый месяц новый мэр провел на Кубе. От обоих государств у него остались самые лучшие воспоминания, и он до сих пор не стесняется хвалить Кастро и Ортегу за их достижения в области медицины и образования, хотя и признает, что с демократией у них не все идеально.

Лет двадцать назад де Блазио после таких поездок и впечатлений не смог бы избраться в США даже муниципальным депутатом. Любой американский политик, сказавший хоть что-то хорошее про коммунизм, был обречен стать вечным маргиналом, и никто не стал бы разбираться, за что именно он там хвалил этих проклятых коммунистов. Уже одно слово «коммунизм», появившееся поблизости, навсегда убивало всякие перспективы не хуже «нацизма».

Но в сегодняшних США старыми угрозами эпохи холодной войны уже никого не напугаешь. Теперь можно не только хвалить Ортегу и Кастро, но и взять на вооружение отработанные ими методы агитации. А как иначе де Блазио, у которого из профессионального опыта имеется только несколько лет работы в горсовете, а также в должности городского омбудсмена, мог победить Джо Лоту – человека, получившего поддержку двух наиболее успешных мэров в новейшей истории Нью-Йорка: Джулиани и Блумберга? Получившего эту поддержку не просто так, а за то, что он с ними обоими работал, и работал успешно, хотя Джулиани и Блумберг – далеко не единомышленники. Такого противника можно победить только отвязным популизмом и мобилизацией невежественных масс на борьбу за всеобщее счастье против клики любителей народной крови и пота.

Де Блазио так и поступил. Сложно назвать хотя бы один проект, который осуществил новый мэр Нью-Йорка, зато против скольких он – убежденный противник любых реформ – протестовал! Без протестов де Блазио в Нью-Йорке не уволить ни одного учителя, не закрыть ни одной больницы и даже цену на билеты в метро не поднять. Потому что любые попытки оптимизировать и рационализировать государственные расходы – это зло. Государственные расходы можно только увеличивать. Увеличивать понятно каким способом – поднять налоги для богатых.

Де Блазио не смущает ни то, что Нью-Йорк и так входит в десятку американских городов с самыми высокими налогами, ни то, что 10 процентов самых богатых ньюйоркцев платят 71 процент суммарного сбора подоходного налога, хотя их доля в суммарных доходах гораздо ниже – 58 процентов. Всегда можно поднять налоги еще немного, чтобы мэрия города могла просто заткнуть деньгами дыры в старой системе, а не возиться с какими-то там реформами и улучшениями.

Нью-йоркский апартеид

Но главным пунктом избирательной кампании де Блазио стали не налоги, а гораздо более благодатная для Нью-Йорка тема – расовый вопрос. Белых нелатиносов в Нью-Йорке всего 33 процента – они привередливые, состоятельные и голосовать за поклонника Ортеги все равно не будут. Поэтому надо бить по меньшинствам. Специально для них де Блазио в своих предвыборных речах нарисовал картину жесточайшего апартеида в городе, где кучка богатых белых наслаждается жизнью, а этнические меньшинства систематически угнетаются и подавляются расистской полицией.

Под расистской полицией де Блазио подразумевает жесткую борьбу с преступностью при предыдущих мэрах Джулиани и Блумберге, благодаря которой за двадцать лет Нью-Йорк превратился из одного из самых опасных в один из самых безопасных городов США. Джулиани, по мнению де Блазио, был примитивным расистом, который разделил жителей Нью-Йорка по расовому признаку. Разделение это выражалось в том, что при Джулиани нью-йоркская полиция начала самым жесточайших образом преследовать людей за мелкие правонарушения типа безбилетного проезда, граффити и распития пива на улице.

Как нетрудно догадаться, чаще всего на таких хулиганствах попадались черные, что вызывало огромное возмущение у негритянской общины Нью-Йорка: мол, белые воруют на Уолл-стрит миллиардами, а наших за безбилетный проезд в полицию тащат. Но Джулиани не отступал, потому что свято верил в теорию разбитых окон: если оставлять без внимания мелкие правонарушения – граффити, разбитые фонари, зайцев в автобусе, – они создают атмосферу безнаказанности, из которой потом рождаются крупные преступления. И оказался абсолютно прав: за восемь лет его мэрства количество преступлений на сто тысяч жителей в Нью-Йорке снизилось вдвое. Но отмыться от репутации расиста Джулиани все равно не смог.

Обвинять в расизме другого своего предшественника, Блумберга, де Блазио уже не стал – все-таки «еврей-расист» – слишком скользкая тема. Блумберг в его речах превратился в оторванного от реальности миллиардера, который давно потерял всякое представление о жизни простых людей. Расистом назначили главу нью-йоркской полиции при Блумберге, Рэймонда Келли. При Келли Нью-Йорк стал городом с самым низким количеством преступлений на сто тысяч жителей среди всех крупных городов США, но какой ценой? Ценой расистского метода «останови и обыщи» (stop and frisk).

Политика в режиме «останови и обыщи» дала нью-йоркским полицейским право останавливать любого прохожего на улице и обыскивать его на предмет оружия и наркотиков. Как совершенно справедливо указывает новый мэр Нью-Йорка де Блазио, полиция обыскивала черных гораздо чаще, чем белых. А значит, это явный racial profiling, и это надо запретить.

Еще до вчерашних выборов мэра в Нью-Йорке нашлось достаточно сердобольных активистов, которые пытались добиться запрета режима «останови и обыщи» через суд. Но мэрия упиралась, что никакой дискриминации тут нет, потому что черные, составляя 25 процентов населения города, совершают 53 процента всех убийств, а белые нелатиносы, которых треть, только 7 процентов убийств. Кого надо чаще обыскивать? Шансы выиграть были, но теперь все – новый мэр де Блазио обещал отменить расистский метод.

Анджела Дэвис снова в моде

Да и как не отменить, когда вся кампания де Блазио была прежде всего посвящена тому, чтобы доказать нью-йоркским черным, что он для них – свой. Для этого де Блазио везде, где только можно, таскал с собой свою черную жену и чуть менее черного сына. Ставка вполне разумная, потому что выборы и перевыборы Обамы показали, что черные в США – это самая сплоченная группа избирателей. Увидев своего, они стабильно отдают ему 93–95 процентов голосов.

Главное – суметь доказать, что ты действительно свой. Для этого де Блазио не стал соваться в свои рекламные ролики сам. Вместо себя он посадил своего сына с прической, как у Анджелы Дэвис (чтобы даже самые тупые догадались), который трогательно рассказывал избирателям, что только у его бати хватит духу взять с богатых побольше налогов и защитить цветных от полицейского произвола. Кто тут устоит? Только жестокосердые белые с Уолл-стрит, а никак не 25 процентов черных ньюйоркцев плюс значительная часть, 27 процентов, ньюйоркцев-латиносов.

Но даже если поголовно выбрать и 25, и 27 процентам, в сумме все равно не получится 73 процента, которые набрал на выборах де Блазио. Не говоря уже о том, что и среди нью-йоркских черных, и среди латиносов хватает людей, не готовых вестись на картинки с кудрявым сыном и рассказы о том, что преступность можно победить не полицией, а дружбой народов. И вообще ведь в том же самом городе не так давно выборы мэра выигрывали вменяемые политики вроде Джулиани или хотя бы Блумберга. Почему теперь ньюйоркцы выбрали не проверенного профессионала, а леворасистского популиста?

Выборы Джулиани и Блумберга были не так давно, но с тех пор в Нью-Йорке многое поменялось. И дело не в расовом балансе, а в экономическом, который совпадает с расовым только местами. В начале 90-х в Нью-Йорке, голосовавшем за Джулиани, подоходный налог не платили всего 24 процента налогоплательщиков. В Нью-Йорке начала нулевых, голосовавшем за Блумберга, подоходный налог не платили уже 32 процента. В Нью-Йорке начала 2010-х подоходный налог не платят около 38 процентов налогоплательщиков, и это они, независимо от цвета кожи, выбирают де Блазио. Ведь новый мэр обещает повысить подоходной налог и увеличить социальные расходы: первое их не касается, а второе – очень даже, тут и выбирать нечего.

Предыдущий материал

За МКАД все спокойно: как Америка переживает правительственный коллапс

Следующий материал

Репортаж из США. Как снежный апокалипсис оказался новогодней метелью