Новости Календарь

Новый великий эксперимент КНР: курс на демократию

Новый великий эксперимент КНР: курс на демократию © Reuters
Выступления председателя КНР Ху Цзиньтао и премьера Госсовета Вэнь Цзябао на открывшемся в четверг XVIII съезде КПК позволяют предположить, что политическая реформа будет центральной задачей для китайских лидеров в предстоящем десятилетии. Хотя Вэнь и Ху на съезде оставят партийные и государственные посты (Ху, однако, может сохранить за собой пост председателя Центрального Военного Совета КНР), подобные выступления на съезде носят согласованный характер и отражают консолидированную точку зрения Политбюро.

В выступлении Вэнь Цзябао названы три ключевые задачи, стоящие перед Китаем на предстоящий период, и две из них связаны с вопросами проведения политической реформы. По словам Вэня, в ближайшем десятилетии Китаю будет необходимо: а) поддерживать устойчивый и относительно быстрый рост экономики; б) вести эффективную борьбу с коррупцией; и в) провести реформу политической системы с целью ее демократизации, обеспечения главенства закона и построения правового государства.

Выступавший до него Ху Цзиньтао также говорил о демократизации и построении правового государства в качестве центральных задач предстоящего десятилетия. Можно ли назвать это пустой риторикой?

Нет, китайские лидеры уже давно, с конца 1980-х годов, рассматривают действующую в стране политическую систему как временную. Свидетельством этому являются эксперименты с введением прямых выборов на низовом уровне в деревнях и их распространение на городские муниципалитеты. Практика медленно, но неуклонно расширяется; в октябре было объявлено, что прямые выборы секретарей уездных парткомов будут проведены в городском округе Вэйхань провинции Шэньси, родном городе Си Цзиньпина.

На последних съездах КПК количество кандидатов в члены ЦК, допущенных к участию в выборах, на 5–8% превышало количество мест в ЦК, чтобы обеспечить ограниченную конкуренцию. Ожидается, что на текущем съезде к этому добавится ограниченная конкуренция при выборах в Политбюро (состоит из 25 членов, избирается пленумом ЦК) – к участию в этих выборах предложат около 30 кандидатур.

Китайские лидеры уже на протяжении длительного времени пытаются шаг за шагом вводить элементы демократии в партийную жизнь, создавать системы сдержек и противовесов и расширять права избирателей. Китайские партийные аппаратчики имеют массу недостатков, но, по крайней мере, они не лгут самим себе и не игнорируют очевидные угрозы.



Китайская политическая система пронизана коррупцией и периодически теряет управляемость; она вызывает растущее недовольство населения, а в идеологической сфере не имеет иной точки опоры кроме использования националистических лозунгов. При этом игры с национализмом также опасны: подобные настроения легко выходят из-под контроля, они вредны для экономического развития и модернизации. И Ху, и Вэнь назвали вопрос обуздания коррупции «вопросом жизни и смерти» для партии и государства.

Почему в борьбе с коррупцией заинтересован премьер Вэнь Цзябао, у родственников которого журналисты New York Times незадолго до съезда насчитали активы общей стоимостью $2,7 млрд? Потому что в Китае при переходном характере его политической системы уже имеет место вполне сложившаяся экономическая система олигархического госкапитализма.

Родственники и клиентела высокопоставленных руководителей в любом случае выдвигаются на ключевые посты в госкорпорациях и на госслужбе и за счет личных связей имеют преимущественные возможности для развития собственного бизнеса. Любая крупная китайская частная компания связана с госаппаратом множеством невидимых нитей, вне этой системы сложных личных отношений она будет не в состоянии функционировать. Система этих отношений в целом сложилась, и мало кто решится ставить ее под вопрос.

Но когда какой-то там главный инженер министерства железных дорог по имени Чжан Шугуан умудряется за считаные годы украсть, вернее, тупо получить в виде взяток и откатов $2,8 млрд – больше, чем все предполагаемое состояние семьи Вэнь Цзябао, – становится очевидно, что долго такой порядок вещей продолжаться не может.

Какие реформы хотят реализовать китайские лидеры, чтобы уберечь свой государственный аппарат от распада? Ху Цзиньтао в своем выступлении прямо сказал, что, с одной стороны, Китай ни при каких условиях не будет «копировать западную систему», а с другой – будет сочетать сильные стороны социализма с китайской спецификой с элементами позитивного иностранного опыта.

Известно, что китайские ученые тщательно изучают политическую систему Сингапура и внимательно следят за экспериментами с управляемой демократией в Гонконге. Можно предположить, что будущая китайская система будет сочетать разрешенную оппозицию, альтернативные выборы на основе тщательно отрегулированного избирательного законодательства, свободу СМИ в определенных государством рамках с сохранением де-факто ведущей роли партии и ее аппарата.

Фактически, Китай будет вынужденно проходить через процесс постепенного расширения влияния демократических институтов, подобно тому, как это происходило в европейских монархиях XIX века. И, как учит нас история Европы, процесс этот может сопровождаться внутренними потрясениями и серьезными колебаниями внешнеполитического курса.

Предыдущий материал

О чем сказал напоследок товарищ Ху

Следующий материал

Как выбирают руководство китайской Компартии