Новости Календарь

Зачем я участвовал в протестах в Риме

Зачем я участвовал в протестах в Риме Фото: REUTERS/Remo Casilli
Италия – самая непонятная страна Западной Европы. События, которые тут происходят, носят какой-то стихийно-случайный  характер, где главные причины размыты и тесно переплетаются с сиюминутными настроениями и малозначительными деталями. Даже сами итальянцы порой безнадежно путаются в противоречиях итальянской жизни. Но все равно обожают истерично о ней толковать. В результате, противоречия становятся еще неразрешимее. 

Римские беспорядки минувшей субботы не исключение. Все знали, что акция протеста не обойдется без неприятностей. Несмотря на это, меры властей по предотвращению насилия оказались медлительны и неэффективны. Карабинеры зашевелились только после того, как некие совсем ошалевшие  юноши подожгли здание министерства внутренних дел. А до этого уже были разбитые витрины ювелирных магазинов и банков, взорванные машины, были баррикады... 

Попытки полиции вытеснить разрозненные группы бунтовщиков из центра столицы тоже выглядели вялыми и неуклюжими. Многие военные попали в больницу, ключевые пункты пришлось отвоевывать часами. Подобная неорганизованность при полной осведомленности органов – это такая характерная неувязочка, такое чисто итальянское противоречие. Пока Город еще дымил, итальянские СМИ уже принялись искать объяснения для этого странного стечения обстоятельств, и, разумеется, не обошлось без теории заговора.

Живя в стране, где очень сложно найти логическое объяснение фактам – любым фактам – итальянцы давно полюбили словечко «заговор». Поэтому враждебная премьер–министру Берлускони пресса тут же заявила, что беспорядки – инсценировка спецслужб. Власть ускользает у Берлускони из рук, и чтобы ее как-то удержать ему необходимо создать полицейское государство, где малейшая критика будет расцениваться как преступный замысел.

Потому нужно представить протестующих подонками и преступниками. И победить их можно, только предоставив военным и полиции максимально широкие полномочия. Тут же вспомнили о «свинцовых годах», когда спецслужбы охраняли народ от чар коммунизма, устраивая теракты и взваливая ответственность на красных террористов. 

В Италии, как и в любой другой стране, наверняка найдется достаточно желающих поддержать версию о заговоре властей и спецслужб. Но вменяемому человеку поверить в такое трудно. Не нужен Берлускони этот фарс. К тому же итальянские правительства, сменявшие друг друга во время «свинцовых лет» в 70-х, боялись реальной коммунистической угрозы. Им приходилось бороться с прекрасно организованными «Красными бригадами», которые не раз наносили итальянской политической элите весьма ощутимые удары. 

А теперь? Неужели антиглобалистское сопротивление представляет для зарубежных и итальянских финансовых кругов такую страшную угрозу, что они уже не стесняются заказать у политиков повторение кровавого сценария 40-летней давности? Очень сомнительно. 

Антиглобалисты – разношерстное, неорганизованное движение. У них даже нет ни единой идеологии, ни единой организации. Их не боятся. Да, иногда их бьют. Но, по сути, это стихийное движение, которое не имеет четкой программы борьбы и может действовать только эпизодически: из солидарности с протестами в других странах, в честь саммитов G8 и тому подобное. 

Субботние беспорядки в Риме немыслимы вне Италии. Они напрямую связаны с внутренними итальянскими проблемами, а к акции «Захвати Уолл-стрит» имеют лишь отдаленное отношение. Митинги в Нью-Йорке стали просто поводом. Как простым поводом было убийство римского болельщика полицейским в 2007-м году, когда от разгрома, учиненного «ультрас», Город пришел в себя только через три дня. 

«Захвати Уолл-стрит» и убийство болельщика. Что у них общего? Это случайные события, которые помогают вырваться наружу подспудной ненависти молодых итальянцев к власти. Ненависть к правительству накапливается по вполне понятным причинам. Для того, чтобы удержаться у власти, Берлускони прибрал к рукам большинство СМИ, создав в Италии одно из самых помойных телевидений западного мира. Он оставил молодых без перспектив с помощью реформы университетского образования и экономического застоя. А оппозицию превратил в пародию на самого себя.

С медийным кляпом во рту и марионеточной оппозицией, молодые беспомощны. Гнев и отчаяние накапливаются и выплескиваются при любой возможности. Как позавчера. Недаром большинство бунтовщиков – с юга, который Берлускони при попустительстве Ватикана отдал на милость мафии в обмен на щедрые мафиозные голоса и поддержку.

В Городе бунтует не «лондонская» избалованная чернь, как пытается представить работающая на Берлускони пресса. В Италии нет социальных пособий, граждане не живут за счет государства, только наоборот. Протестовавшие ребята – это часто люди с высшим образованием или еще учащиеся в университете. Их мародерство носит скорее «идеологический» характер: громили в основном магазины скупщиков золота, банки и церкви. Технику и прочий ширпотреб не воровали.
Фото: REUTERS
Мы вышли на акцию как безработные доктора наук. Сами не бесчинствовали, но и не брезговали вступить в контакт с «повстанцами». Мне особенно запомнился один парень, из Апулии. Получил диплом по французской и немецкой литературе. Прекрасно говорит по-французски, знает назубок Манна. У себя дома работает грузчиком и зарплату получает с опозданием на две-три недели. И разбивает витрины банков и ювелирных магазинов. «Давить, давить Желтого Беса!» Оказывается, он и Горького знает... 

Предыдущий материал

Блог лондонки: кто и почему «оккупирует» Лондон

Следующий материал

Как Лютер стал вирусом