Новости Календарь



Мода родом из кино: как одевались в 1920-е

С 1 по 9 августа в Москве проходил фестиваль «Хичкок: девять неизвестных», организованный Британским советом в России совместно с институтом «Стрелка». О том, как Альфред Хичкок трактовал костюмы своих персонажей и насколько сильно кинематограф повлиял на модную индустрию 1920-х годов, на встрече, состоявшейся в рамках фестиваля, рассуждали киножурналист Иэн Хейдн Смит и историк моды Мэган Виртанен. Slon публикует материалы этой беседы в сокращении.

Иэн Хейдн Смит, киножурналист, писатель

Вы понимаете, костюмы – неотъемлемая часть фильма. Они говорят о персонаже, о ситуации; костюмы даже способны указать зрителю на жанр картины. Поэтому я хочу рассказать о том, как и для чего Хичкок использовал возможности костюма.

В Великобритании он работал со многими художникам по костюмам, после переезда в Америку – только с Эдит Хед. Позднее Эдит говорила, что работать с Хичкоком – все равно что учиться у строгого учителя: Хичкок не желал одевать героинь красиво, он стремился к тому, чтобы костюмы соответствовали характеру, служили еще одним выразительным средством.

Хичкок говорил, что Кэри Грант – единственный актер, которого он когда-либо любил. Может показаться, что одевал его Хичкок довольно однообразно, но режиссер точно понимал, какой сигнал дает зрителю, одевая Гранта в строгий костюм. Эти костюмы служили визитной карточкой респектабельности, а за ней, в свою очередь, многое скрывалось.

В фильме 1959 года «Поймать вора» Грант одет проще обычного. А вот если посмотреть фильм «К северу через северо-запад», то Кэри Грант там играет рекламного агента и одет с иголочки, у него даже инициалы вышиты на всех костюмах и рубашках. Поверхностный человек – агент, слишком уж много внимания уделяет внешности. В фильме 1945 года «Подозрение» на Гранте снова респектабельный костюм. Однако на этот раз это маска, за которой прячется темная личность.


В фильме «Дурная слава» 1946 года Ингрид Бергман носит очень тесные платья: это битва между сексуальностью и стремлением ее подавить.

Самый яркий урок по костюму Хичкок дает в фильме «Психоз». Героиня Джанет Ли посещает любовника в мотеле. Когда она раздевается там, нижнее белье у нее белого цвета. После того, что происходит между ними, мы снова видим женщину в белье, только оно уже черное. Это, конечно, не случайность, и надо быть совсем уже несообразительным, чтобы не понять метафоры.

Мэган Виртанен, историк моды

Поговорим о моде 1920-х, о том, как на нее повлиял кинематограф. Начнем мы с Бетти Бальфур в «Шампанском» Хичкока, потому что именно ее образ лучше всего отражает атмосферу веселых двадцатых. Но вообще, конечно, сначала нужно сказать о Первой мировой: не поняв, как она изменила общество, в суть двадцатых не проникнешь.

В результате процессов, связанных с Первой мировой, женщина осваивает новые виды профессиональной занятости, получает свободу, берет на себя мужскую роль, причем это женщина среднего европейского класса. И именно она начинает формировать основной спрос, становится самым интересным для производителя потребителем. До войны экономической единицей была семья, после – это молодая и незамужняя работающая женщина.

Первое, что происходит, – это в определенном смысле стандартизация. Впервые в истории Европы женщину из богатой семьи и дочь рабочего вы не отличите с расстояния десяти шагов: они носят вещи одинакового фасона, одинаковые стрижки, одинаково красятся. Более того, обе копируют любимую кинозвезду – и кинозвезда может быть одной и той же.


Женщины разных социальных слоев ориентируются на один стандарт, и задает его кинематограф.

Кинозвезды становятся эталоном. Клара Гоул и Колин Мур, известнейшие актрисы 1920-х, сформировали образ молодой, отвязной, шокирующей старшее поколение девицы. Появившаяся индустрия киножурналов детально анализирует все составляющие костюма, прическу и макияж, давая молодой читательнице инструкцию, позволяющую все в точности скопировать.

Стандартизация красоты в 1920-е годы проходила не только по линии кино. Впервые в европейской истории появляется идея о том, что красивыми могут быть все. В 1921 году в США проходит первый конкурс красоты, его выигрывает Маргарет Горман. Ее формы очень важны для понимания того, что мы будем говорить о теле: она невысокая, немногим выше 150 см, параметры – 77/63/82. Это маленькая, тоненькая девушка без выразительных изгибов. Вот идеал красоты двадцатых – не совсем женщина, скорее девочка-мальчик, подросток. Прямая и плоская. Девушкам, которым не повезло родиться с третьим размером груди, именно с 1920-х годов предписывается худеть.

Тогда, опять же впервые за многовековую историю, в моду вошел загар. Типичный работник какой-нибудь конторы или фабрики света белого не видел, и кожа у него была бледной. А вот возможность выехать загореть куда-нибудь на юг Франции стала привилегией высших социальных классов. Надо сказать, что загар был моден только в сезон: вы должны были загореть, пофорсить немного, а потом купить крем и восстановить белизну кожи, потому что зимой загар не котировался.

Косметика – яблоко раздора между поколениями. Потому что для старшего поколения женщина в макияже – либо актриса, либо непристойная девица. Девушки двадцатых красились с вызовом, демонстративно. Конечно, тип нанесения макияжа диктовали кинозвезды! Любимая актриса на экране очень густо накрашена, потому, естественно, что этого требует пленка. Но зрительница в тонкости не вдавалась, повторяя буквально. В румянах, скажем, самое замечательное – это техника нанесения: мажете лицо кремом и быстро, пока он не высох, припудриваетесь. Поверх наносите румяна. Самые модные румяна в те годы – малиновые, розовые, оранжевые и ярко-красные.

Max Factor создает вариант макияжа губ «Укушенная пчелой», вошедший в большую моду: ротик маленький, рисуется в естественных пределах губ. Придуман он был специально для кино, потому что под горячими софитами обильно нанесенная помада плавилась и смазывалась. Но, разумеется, обычные девушки быстро подхватили идею, увиденную на экране.

Женщина двадцатых коротко подстрижена, и это еще один повод для скандала. В условиях войны – необходимости работать, нехватки времени и дефицита мыла – за длинными волосами было просто некогда ухаживать. И волосы начали укорачиваться. В 1920-х молодой человек и барышня подстрижены практически одинаково. Чаще всего, правда, даже короткую стрижку укладывали волнами, способы были разными, от обычных бигуди и металлической плойки до плойки электрической. Ее могли позволить себе те, кто побогаче. К 1930-м в моду входит шестимесячная электрическая завивка.

Одежда стала свободнее, крой – проще, талия упала, а юбки укорачивались стремительно! Уже к 1925 году юбка укоротилась настолько, что едва прикрывала колени. Это же девочка-подросток, ей еще не нужно закрывать ноги, она маленькая. В моде огромные геометрические узоры. Они тоже нарушают пропорции, создают ощущение невзрослого тела.

Еще одна тенденция: массовое общество и массовое производство одежды.


Вообще 1920-е – период культа машинного производства. Для человека этого времени нечто, созданное на заводе, машинное, разумеется, лучше, чем сделанное дома. В СССР было точно так же.

Именно 1920-е годы – период активных заимствований из мужской одежды. Она по умолчанию была удобнее женской, а из-за тенденции к простоте, ну и потому что «мы равны мальчикам», заимствования были повсеместными.

Но насколько проста в производстве и геометрии была повседневная одежда, настолько же сложна вечерняя. Тот же простой крой, но отделка! Это могли быть пайетки, бисер, перья, банты, что угодно. С верхней одеждой та же ситуация. Исключительно популярна отделка мехом. Даже не очень обеспеченные барышни стремились пришить кусок меха на воротник или манжеты, потому что это было престижно. Самый модный мех – экзотика: леопарды, мех черной обезьяны, вообще тема Африки.

Именно в 1920-е годы возникает концепция спортивной моды как таковой. Купальный костюм переживает радикальные изменения: сначала он практически целиком копирует мужской. В 1929 году появляется шокирующая вещь – раздельный купальник для женщин! С брюками сложнее. В 1929 создаются пляжные брюки, в том же году появляются лыжницы, им тоже требуются брюки. Но пока брюки остаются в рамках пляжа и спорта, помимо этого они встречались разве что в пижаме.

В области белья случился переворот. Уже в 1914 году запатентован бюстгальтер. Во время Первой мировой происходит массовый отказ от корсета. Хотя тут есть нюанс, ведь существует модный силуэт. Если вы клиентка модного дома, а размеры у вас нестандартные, сначала вас отправят в корсетную мастерскую, утянут до модного размера, а уж потом начнут одевать.

К 1920-м годам мы приходим уже со стандартным комплектом – бюстгальтером и трусами (их тогда называли танцевальными). Еще был такой замечательный вариант – комбинезон teddy и комбинация, которая надевалась поверх стандартного комплекта, либо поверх teddy. Функция комбинации была чисто гигиеническая.

Чулки – вот главная тема! Ноги же открылись, их же теперь видно! Фирмы массового производства одежды старались делать дешевые чулки, именно тогда впервые в ход идут синтетических волокна. Делают чулки всех цветов радуги, с геометрическими рисунками. Можно было даже купить чулки с изображением любимого киноактера! Поддерживали эти чулки подвязки, тоже разноцветные и декорированные.

Обувь. На ноге у нашей барышни – закрытые туфли (до босоножек еще много лет) с заостренным носком и каблуком-рюмочкой. Фигурные каблуки – хит 1920-х. К концу декады носок станет круглее, а каблук – более обтекаемым. В зимнее время девушки носили фетровые гамаши поверх туфель или же разнообразные виды ботиков, полых внутри. Туда нога ставилась прямо в туфельке.

Шляпка – практически без вариантов – «клош». Этот фасон, вдохновленный армейским шлемом, придумали в 1916 году. А вот берет считался спортивным головным убором или, если носился в городе, признаком эмансипе. Летние шляпки часто изготавливали из прозрачных тканей или из соломы, но с прозрачными вставками. Считалось красивым, когда через прозрачную шляпку виден цвет волос девушки. Для вечера подходили сложные диадемы, модные накладки на лоб, шапочки из бисера и стекляруса, полностью закрывающие короткую стрижку.

Украшения. Геометрия, геометрия и еще раз геометрия. В двадцатые годы богатая женщина может позволить себе носить бижутерию, что прежде было дурным тоном. Длинная нитка жемчуга (или хотя бы его имитация) – основной аксессуар. Еще одна моднейшая деталь костюма – шаль до пят.


Что эти бусы, что шаль служили одной цели, созданию иллюзии миниатюрности: маленькая девочка надела мамины украшения.

Еще одна деталь – мундштук. Модная девушка двадцатых обязательно курит.

Перчатки. Для уважающей себя женщины перчатки были обязательны. Если днем обходились простыми кожаными (зимой и осенью) или тканевыми перчатками, то вечерние варианты поражали разнообразием: геометрические узоры и очень популярная египетская тематика.


Вся эта вечеринка, эта маленькая девочка, которая занималась спортом, танцевала и боролась за свои права, – все это кончилось в 1929 году. После краха Нью-Йоркской биржи, после того, как экономика европейских стран начнет сыпаться, маленькой девочке придется повзрослеть.


В 1930-е годы мы увидим, как меняется фасон, как талия возвращается на положенное ей место, как у идеальной женщины появляются грудь и бедра. Потребовался совершенно иной тип и совершенно иная стилистика. Девочка стала взрослой.