Россия

«Рубль растет ударными темпами, становясь самой сильной валютой в мире». Зачем Банк России снизил ключевую ставку

54% 0 35 1

Девушка и снег. Константин Богомолов поставил спектакль по главному хиту советского театра

14% 0 9 0

«Нас лишили возможности планировать свою жизнь». Как российские компании перевозят сотрудников в другие страны

50% 2 23 0

Доллар по 57, евро по 59. Надолго ли? И надо ли покупать валюту сейчас?

89% 4 53 0

«Выживший» без Ди Каприо. Почему нужно смотреть якутский фильм «Нелегал»

13% 0 34 0

«Безразличие к проявлениям уродства насаждается умышленно». Интервью с Алексеем Малобродским

44% 1 33 0

Почему мы остаемся. Что говорят о своих мотивах противники войны, принявшие решение не уезжать из России

124% 106 70 3

Дорогие мои «москвичи». Как выглядит «технопрорыв» в советском антураже

60% 18 85 1

«Пятно на совести человечества» или либеральный автократ? Новым президентом ОАЭ стал старый друг Путина

78% 3 44 1

«У огромного количества людей заблокированы активы — и совершенно непонятно, что с этим делать». Как война уничтожила бум частных инвестиций в России

63% 4 49 0

«Я намного лучше сплю по ночам, зная, что у нас есть бомбоубежища». В Европе и США взлетел спрос на бункеры


20% 0 16 0

«Мы думали, что мы им — фотографии Бучи и Мариуполя, а они нам — а, понятно, ну тогда я против войны? Это романтическое ожидание». Политолог Максим Алюков — о том, как мы воспринимаем пропаганду и что с этим делать

210% 8 65 3

Как воевать по плану. Какие ошибки приводят к неудачам в современных вооруженных конфликтах

177% 33 197 1

Нефть в обмен на всё остальное. Откажется ли Евросоюз от нефтяного эмбарго против России?

38% 4 30 0

«По 2022 году можем уложиться в минус 10%». Эксперты разбирают новый прогноз денежно-кредитной политики Банка России

40% 8 31 0

Погрешность печати. Как войны в головах превращаются в настоящую войну

30% 5 60 0

Уволься и покайся. Почему санкционный список Навального не может быть моделью для люстрации

52% 8 38 5

«Культура насилия объявила войну высокой культуре». Интервью с Владимиром Мирзоевым

109% 3 69 0

«На наших глазах сломались почти все модели, на основе которых прогнозировался курс рубля». Стоит ли дожидаться доллара по 60?

152% 10 71 1

Незаменимая нефть. Почему Евросоюз не смог принять шестой пакет санкций против России

102% 3 38 0

«Многие понимают, что война до победного означает уничтожение российской экономики». Интервью с основателем проекта «Хотят ли русские войны» Алексеем Миняйло

104% 9 88 0

Бабушка без пирожков. Как престарелая женщина с советским флагом стала монументальным символом путинской войны

50% 8 73 2

Стоит ли покупать юани, если доллар и евро в России под запретом?

25% 5 23 0

Победный раскол. День Победы меняет значение у нас на глазах

57% 12 72 1

Хроника одного восхождения. Как Елена Ямпольская полюбила власть и добилась от нее взаимности

77% 16 74 0

Три процента Олега Тинькова. Из-за протеста против войны миллиардеру пришлось продать бизнес за символическую цену

74% 10 51 0

Нам нужен мир. Желательно - весь. Что стоит за кремлевским термином «денацификация»

37% 25 94 2

Может повторить, но не всегда. Какую роль сыграли преходящие факторы в великих победах русской армии

181% 30 177 1

Я/мы иноагенты. Теперь это универсальное определение зла в глазах власти — и им может стать кто угодно

31% 2 46 0

Дискредитация или фейк, административка или уголовка? Как работает военная цензура

36% 0 47 0