В 1950 г. знаменитый английский коллекционер и путешественник Фредерик Альберт Митчелл-Хеджес приобрел русскую икону в очень богатом окладе. Митчелл-Хеджес был человеком крайне примечательным — классический ученый-авантюрист, искатель приключений, такой, какими мы их представляем по книгам и фильмам, что, впрочем, неудивительно — Индиана Джонс во многом был списан именно с него, только Митчелл-Хеджес искал Атлантиду, а не Святой Грааль. Но вернемся к иконе.

Ватиканский список иконы Казанской Божьей Матери

Страсть Митчелла-Хеджеса к тайнам истории заставила его изучить историю образа, и когда один из главных экспертов по византийскому искусству Сирил Бант предположил, что икона написана «не позже XVI века», то Митчел-Хеджес сразу заподозрил, что это и есть та самая явленная икона, украденная в России, если не в 1904 году из церкви в Казани, то уж точно та, с которой шли полки Пожарского на Москву, украденная в 1918 году из Казанской церкви в Москве. Чуть позже американский знаток византийского искусства Ф. Дорланд вообще атрибутировал ее XV веком, что должно было, конечно, навести на мысль о неадекватности таких экспертиз — икона явлена в конце XVI века, а до того похожих иконографий в России не было, однако эта экспертиза еще более упрочила версию об обретении утерянной русской святыни.

Перед смертью в 1959 году Митчелл-Хеджес предлагал архиепископу Сан-Францисскому русской православной церкви за рубежом Иоанну купить образ за 95 тысяч долларов (oн сам называет в письме эту сумму символической — стоимость одних только драгоценных камней оклада была существенно выше), но по тем временам это были серьезные деньги, и даже у богатого Сан-Францисского прихода их не нашлось. Деньги пытались собрать, был организован даже специальный «Фонд Казанской Божией Матери». Наследники, исполняя волю отца, предлагали разные варианты продажи, включавшие сценарий для Голливуда о судьбе иконы и бедствиях русской церкви. Но цену на нее все-таки подняли до 500 тысяч. В 1963 году был организован специальный тур Казанской иконы по городам США и Канады — американская пресса назвала его крестовым походом для освобождения Казанской иконы — и прошел он с неожиданным успехом: по пути следования иконы собирались тысячи верующих. Но денег собрать в итоге так и не удалось. Однако на икону нашелся другой покупатель, который был заинтересован в ней не меньше, чем русская эмигрантская среда.