Граффити на одном из домов на набережной Фонтанки в Петербурге. Весна 2022 года.

Граффити на одном из домов на набережной Фонтанки в Петербурге. Весна 2022 года.

Что ж вы, черти, приуныли?

Мы же немцы, с нами Бог!

Разливай по кружкам или

Запевай «Ди фанне хох!»

Из-за ратуши на штрассе

Грудь вперёд за рядом ряд

Выступает дружной массой

Хорста Весселя отряд.

(Всеволод Емелин « Песня о Хорсте Весселе»)

«Мы русские! С нами Бог!» — это не просто идиома, это, скорее, национально-милитаристский девиз. Он даже попал на герб Российской империи в конце XIX века. Впрочем, разумеется, в урезанном виде — без «Мы русские». К слову сказать, на герб Германской империи и пряжки ремней немецких солдат этот девиз попал еще раньше. Причем на пряжках он оставался и во времена нацистов: в войсках Вермахта времен Второй Мировой войны (кроме войск ВВС и СС) на пряжках по-прежнему красовалось: «Gott mit uns».

Пряжка времен Германской Империи. При Гитлере пряжка имела похожий вид, только под орлом красовалась свастика.

Но даже в предельно милитаристской, а потом и нацистской Германии этот девиз все-таки не дополнился прямым указанием на национальную избранность. Тогда как в русской национально-милитаристской мифологии он существовал и существует именно в полном, и уникальном виде: «Мы русские! С нами Бог!». На этой «русской уникальности», собственно, и строится ирония процитированных в эпиграфе строк Всеволода Емелина — русские национально-героические образы ставятся в немецкий нацистский контекст.