Лондонцы прячутся во время воздушной тревоги на станции метро «Олдвич», 1940 год. Первые недели бомбежек власти запрещали использовать метро как убежище, но уступили массовым требованиям жителей

Лондонцы прячутся во время воздушной тревоги на станции метро «Олдвич», 1940 год. Первые недели бомбежек власти запрещали использовать метро как убежище, но уступили массовым требованиям жителей

Фото: Wikipedia / неизвестный автор

После Второй мировой войны гитлеровский протоколист Генри Пикер оставил примечательные мемуары. В России еще в вегетарианском 2010 году суд признал его «Застольные разговоры Гитлера» экстремистской книгой, хотя в своем роде это прекрасная прививка против любой диктатуры и милитаризма.

Читатель ожидает зловещих планов и хитрых стратегий по завоеванию мира. Рисует образ зловещего мистика и безошибочного стратега. На деле же он сталкивается с рассуждениями в духе комментаторов в «Одноклассниках». Конспирология здесь разбавлена кроссвордной эрудицией, а общее невежество усилено безграничным самомнением.

В бессистемных тейках Гитлера постоянно мелькает тема Великобритании. Складывается ощущение, что островное королевство волновало нацистского лидера больше, чем даже «восточные пространства» Советского Союза. Всезнайка-дилетант с трудом встраивал британцев в свои геополитические концепции. Вроде бы не недочеловеки, но и арийцами их назвать нельзя. Англичане бескультурны, там нет «настоящих мужчин», но союз с ними заключить можно. Да, сейчас идет война, но он-то, Гитлер, за мир, враждовать хотят сами подданные Соединенного Королевства, точнее, их вороватые элиты — с подачи мирового еврейства.

Историк Себастьян Хафнер впоследствии называл войну Третьего рейха против Великобритании «неправильной». То есть Гитлер заранее прописал своим визави роль — не мешать ему строить панъевропейскую империю и радоваться, что Берлин не трогает заморские владения Лондона. А когда британцы отказались жить в этой вселенной, выяснилось, что у «гениального геостратега» нет средств вразумить непослушных. Сил хватило, только чтобы превратить на полгода жизнь островитян в ад, что многократно аукнулось немцам в ближайшем будущем.

Хорошие люди против плохих англосаксов

Существуй в Третьем рейхе социологические опросы, в июне 1940 года они бы непременно зафиксировали аномальный рейтинг Адольфа Гитлера — на уровне пресловутых 86% или даже выше. Весь рейх, вплоть до отъявленных скептиков и затаившихся диссидентов, радовался победоносной кампании против западноевропейских соседей. За три месяца с политической карты исчезли пять суверенных государств (Бельгия, Дания, Люксембург, Нидерланды и Норвегия), а шестой, Франции, победители оставили больше символическую независимость.

Вид на Парижскую оперу, увешанную нацистскими флагами. Март 1941 года

Bundesarchiv, Bild 183–1985–1216–509 / CC-BY-SA 3.0

22 июня 1940 года, после капитуляции Парижа, мало кто из немцев сомневался, что война на Западе выиграна. Да, на своих островах еще прячутся бежавшие из-под Дюнкерка британцы, но со дня на день сдадутся и они. Будут упорствовать — им же выйдет дороже.

«Я еще никогда в жизни не испытывала такой жуткой ненависти. Мне сейчас хочется лишь одного: чтобы наш фюрер на сей раз не был настолько гуманным, он должен преподать англичанам серьезный урок — ибо они, и только они, ответственны за все беды и страдания, выпавшие на долю стольких людей».

— Лора Вальб, немецкая студентка. Дневниковая запись от 17 июня 1940 года

На подобные настроения работало министерство Йозефа Геббельса. Его работники на время оставили антикоммунизм и понизили градус юдофобии. С сентября 1939 года они сконцентрировались на дистиллированной ненависти к «англосаксам». Из радиопередач и газетных статей выходило, что:

  • Британцы — исключительно бескультурная нация, у них нет ни театра, ни музыки, ни искусств.
  • Они злобны и жадны, веками угнетают покоренные народы из разных стран.
  • Англичане не способны воевать честно и отважно, они убивают мирных жителей и сами подрывают свои корабли, чтобы перекладывать вину на немцев.
  • Островитяне чужды Европе и веками способствовали раздорам на материке. Без союзников по ту сторону Ла-Манша они бессильны перед «тысячелетним рейхом».
  • Британская демократия — сплошной фарс, большинство людей на островах живет в бесправии и нищете.

Сам фюрер «преподавать урок» злокозненным островитянам не спешил. Шеф германского Генштаба Франц Гальдер потом вспоминал, что в июне 1940 года Гитлер считал сдачу англичан неизбежной и искренне недоумевал, почему капитуляции все еще нет.

Британцы бомбят французскую базу ВМФ, чтобы корабли бывших союзников не достались немцам. Алжир, июль 1940 года

Фото: Jacques Mulard, CC BY-SA 3.0

Существует также ничем не подтвержденная теория, что в конце мая нацисты сознательно позволили 335 тысячам британских солдат эвакуироваться из французского Дюнкерка, якобы в расчете, что Лондон оценит «акт доброй воли» и спасует. На деле заминку немецкого наступления объясняли техническая ограниченность вермахта и страх германских генералов попасть под контрудар.