Лидер движения "Божья воля" Дмитрий Цорионов (Энтео) после заседания в Тверском суде.

ИТАР-ТАСС / Антон Новодережкин

Либеральная общественность с удовлетворением встретила приговор Дмитрию Цорионову, также известному как Энтео, за устроенный им погром на художественной выставке в Манеже. Десять суток ареста – не символический штраф, они запомнятся и у многих отобьют охоту к защите чувств верующих силовыми методами. С другой стороны, все-таки не «двушечка», которая сделала бы из Цорионова мученика за веру.

А ведь правда, сразу вспоминается тот самый приговор Pussy Riot. Они тоже явились в чужой монастырь со своим уставом, правда, ничего не пытались ломать и разбивать. И получили двушечку как социально далекие – а Цорионов явно близкий, он, как было отмечено адвокатом на суде, обладает пятью наградами от Московского патриархата.

Приговор другой, но процесс, я уверен, тот же самый – в широком смысле, не судебный, а общественно-политический. В 2012 году Кремль ясно увидел в стране и прежде всего в Москве значительное число недовольных граждан – почти столько же или не меньше, чем их было в августе 1991 года. Но в отличие от 1991 года у них не было ни общепризнанных лидеров, ни конкретной программы, ни сколь-нибудь внятной структуры.

Надо было всех поссорить: пусть креативный класс плюет на «тупое быдло», а рабочие Уралвагонзавода презирают «зажравшихся бездельников»

При этом в стране была и остается всего одна организация, которая обладает развитой инфраструктурой, огромными ресурсами и доверием значительной части населения, но при этом не управляется напрямую из Кремля – это Русская Православная Церковь. Кремлевские чекисты прекрасно помнят и об опыте Восточной Европы конца 80-х, прежде всего о польском опыте: коммунистическую власть, объединив усилия, там свалили рабочий, интеллигент и ксендз.

Значит, для сохранения власти необходимо было их всех поссорить: пусть креативный класс плюет на «тупое быдло», а рабочие Уралвагонзавода презирают «зажравшихся бездельников». И пусть те и другие сторонятся «жадных и наглых попов на мерседесах» – а верующие пусть подозревают в каждом прохожем кощунника, готового надругаться над их святынями. Пусть все будут разобщены, пусть все всех боятся и подозревают, и тогда наличный режим со всеми его недостатками покажется наименьшим злом.

Дело Pussy Riot стало первым шагом в этом направлении.