Вынос тела убитого в Варшаве советского полномочного представителя Петра Войкова из больницы «Дзецентка Езус»

В Москве начат опрос горожан о переименовании станции метро «Войковская», названной в честь Петра Войкова, революционера и советского функционера, сыгравшего ключевую роль в расстреле царской семьи. Это инициатива мэра Сергея Собянина: пусть люди сами решают, переименовывать или нет, а мэрия последует воле «Активного гражданина» – так называется система обратной связи и электронной демократии для голосования по третьестепенным вопросам.

Система, впрочем, никак не защищена от накруток. Выходит, что за сутки подано 117 тысяч голосов (56% против переименования, 31% за), и невозможно сказать, насколько эти цифры отражают реальное мнение москвичей. Но вопрос не только в этом: почему вообще мы обсуждаем переименование именно этой станции и почему вопрос решается путем электронного голосования?

Я целиком и полностью за то, чтобы убрать с карты нашего города имена палачей. Я только не понимаю, почему начали с Войкова, почему со станции «Ленинский проспект» мы спокойно едем до станции «Библиотека имени Ленина» и ничто нас при этом не смущает. Убирать имя мелкого исполнителя, оставляя имя вдохновителя и организатора красного террора?

Имя Войкова мы убираем потому, что осуждаем террор, или потому, что тоскуем по самодержавию?

«Надо же с чего-то начинать», – говорят. Разумеется. Давно уже и начали: на рубеже 80–90-х годов с карты московского метро исчезло множество станций с именами коммунистических вождей. Но почему-то тогда не завершили. Это касается не только перевешивания табличек: прощания с советским прошлым тогда не случилось, гештальт остался незавершенным. Вот и сейчас никак не может завершиться. Пока на карте города есть Гитлерштрассе – какая разница, какой роттенфюрер отмечен на ней же?

Если начинать, то с увековечения памяти жертв красного террора и советских репрессий. За все годы независимости России, насколько можно судить, в их честь не назвали ни одной улицы, им не поставили в Москве ни одного памятника. Соловецкий камень на Лубянке и тот появился еще при СССР. Есть уже одобренный проект мемориала в Москве, но пока это только проект.

А на это нам возразят: зачем ворошить прошлое? К тому же нельзя огульно очернять советский режим, у него было много достижений, число жертв явно преувеличено. И так далее – вплоть до одобрения Сталина и репрессий: многих, мол, репрессировали по делу. Песни с призывами вернуть имя Сталина российским улицам звучали, например, в августе с летней эстрады в Севастополе, и никто из слушателей не возражал, все аплодировали.

Но вот Войков – цареубийца. А царя убивать нельзя.