Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

REUTERS / Maxim Shemetov

Очередная вершина российского государственного хамства – пресс-релиз в мидовском фейсбуке о кошке выгоняемого из России польского журналиста Вацлава Радзивиновича. Это нельзя пересказать, это нужно читать. Из России высылают прожившего в ней много лет немолодого иностранца, и уже в спину ему – восемь абзацев какого-то кривляния, призванного, очевидно, сделать так, чтобы покидающий страну поляк как можно меньше жалел о том, что больше не сможет жить в Москве.

Стилистические особенности текста и место его публикации указывают на то, что автор пресс-релиза о кошке Радзивиновича – представитель российского МИДа Мария Захарова, у которой «неформальный» стиль ведения фейсбука – известная фирменная имиджевая черта, и велик соблазн списать случай с Радзивиновичем именно на личные особенности Захаровой, то есть предположить, что МИД устроен примерно так же, как «Эхо Москвы», – министра Лаврова очаровала непосредственность и задиристость молодой сотрудницы, он сделал ее главным публичным лицом своего ведомства и пребывает по этому поводу в радостном восторге – смотрите, мол, как я вас всех троллю.

Конечно, такой взгляд на проблему был бы чрезмерным упрощением – МИД все-таки совсем не «Эхо», и одной Захаровой было бы не под силу превратить детище Молотова и Громыко в офлайновый филиал популярного в свое время сайта «Удафф.ком». Не менее важно в этой истории и то, что конкретная Мария Захарова появилась совсем не из профтехучилища в райцентре, а ровно наоборот: она классическая мидовская девушка с родителями-дипломатами, учебой в МГИМО и востоковедческой кандидатской диссертацией об истории празднования китайского Нового года. В другое время или в другом месте она бы стала обычным дипломатом, скорее всего, даже хорошим, но в России 2015 года на месте мидовского спикера нужен именно тот, кто хамит. Будь на ее месте даже Чулпан Хаматова – и Чулпан Хаматовой пришлось бы выучить язык подворотни для составления пресс-релизов, потому что эпоха требует именно такого языка, а эпоха всегда сильнее любого, даже самого сильного человека.