Алексей Улюкаев в Басманном суде. Фото: Артем Геодакян / ИТАР-ТАСС

Арест министра экономики Алексея Улюкаева в очередной раз расширил наше представление о допустимом в российской политике; это в первую очередь касается социальной группы «системные либералы». Вообще-то само словосочетание – это оксюморон, как и «суверенная демократия». Либерал не может быть с приставкой; но даже «системного либерала», можно сказать, в России не существовало до 14 ноября 2016 года, когда арестовали Улюкаева. Так бывает – чтобы ощутить ценность чего-то, это что-то нужно потерять. В ночь с 14 на 15 ноября системные либералы потеряли уверенность в собственной безопасности – не символической, а буквально физической. Пропаганда глумится, не понимая важного последствия произошедшего: в качестве реакции на шок общественный организм, а в данном случае страта мобилизуется. Страх, писал Фрейд, выступает главным управляющим человека; и добавим, иногда – лучшим двигателем политического прогресса. Русский политический либерализм по-хорошему и родился в эту ночь страха.