Министр здравоохранения Челябинской области Виталий Тесленко сидел с товарищами в бане по-простому: водка, огурцы-помидоры, охотничьи колбаски, толсто нарезанный черный хлеб, – хотя заказать шикарный банкет им было на что. Сотрудники ФСБ, ворвавшиеся в баню, нашли там 12 млн рублей – откат, который получил Тесленко. Всего министру за несколько лет насчитали взяток на 69 млн рублей и осудили на семь лет колонии. Это лишь один из эпизодов борьбы с коррупцией в России, апогеем которой в ноябре 2016 года стало задержание министра экономического развития Алексея Улюкаева, который якобы вышел из офиса «Роснефти» с $2 млн. Впервые в российской истории был арестован действующий федеральный министр.

«Ни должности, ни высокие связи, ни былые заслуги не могут быть прикрытием для нечистых на руку представителей власти», – заявил президент Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию. Фамилию Улюкаева он не произнес. Но отметил, что борьба с коррупцией – «это не шоу», она требует ответственности и профессионализма.

Если верить статистике, это шоу не становится ярче: число осужденных по коррупционным статьям в последние годы не растет. Исключение составляют только чиновники. Пока Владимир Путин и Дмитрий Медведев как мантру повторяют, что неприкосновенных нет, в среднем в России в месяц задерживают чуть меньше трех крупных коррупционеров на госслужбе. Причем поводом для начала разработки чиновника уровня губернатора или его замов далеко не всегда становится пресечение коррупции. Компромат собирается годами, и вопрос только, кто лучше им распорядится.