Аслан Хамтоху, 47 лет, и Артем Аксенчик, 32 года, отбывают пожизненные наказания в российских колониях. Такой приговор означает строгий режим содержания как минимум первые десять лет срока. Заключенные живут в камере по одному или по двое, часто с круглосуточным видеонаблюдением и светом. До недавних пор им полагалась только одна передача и два коротких – по 4 часа – свидания в год, через стекло и в присутствии охранника.

По закону такие осужденные могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение через 25 лет заключения, но на практике этот механизм не работает. По данным правозащитников, в России не было ни одного подобного случая, хотя претендовать на УДО сейчас могут более 150 человек.

Пожизненный приговор в стране получают только мужчины от 18 до 65 лет. Хамтоху и Аксенчик увидели в этом гендерную и возрастную дискриминацию и дошли со своими жалобами до Большой палаты Европейского суда по правам человека. Ранее подобное не удавалось никому. Двадцать четвертого января суд должен вынести решение. Republic рассказывает, почему два зэка решили бороться с гендерными стереотипами в России и к чему это может привести.