Для информационной повестки этих дней характерна спутанность сигналов, нарочитая, похожая на восточную вязь. Но вязь дело рук каллиграфа, и возникает чувство, будто нами правит зашифрованный замысел: вот самая нелепая гипотеза из возможных. Тот, кто предавался бы столь искусной интриге, не имел бы времени на что-то еще, будь то ловушки для Улюкаева, приватизация «Роснефти» или скупка кроссовок. И все же что это: освобождение Дадина и Севастиди – и неосвобождение Сергея Мохнаткина? Фильм Навального и дружный натиск на Медведева? Путин, который (задним числом) извещает о том, что лично выслал авианосец к берегам Сирии, – и Путин, сообщающий, что он же лично избавил Евгению Чудновец от явно абсурдного обвинения? Отчего укрупнились фигуры Навального, Медведева и Кудрина? Как робкая политизация госаппарата прошлого года перешла в почти открытую политическую борьбу? И все заговорили про оттепель.