Владимир Евдокимов в Басманном суде, декабрь 2016 год. Фото: Петр Кассин / Коммерсант

В российском тюремном некрополе Владимир Евдокимов – рядом с Сергеем Магнитским. До сих пор существовало одно громкое убийство в московском следственном изоляторе, теперь их будет два.

Смерть Магнитского в свое время стала результатом ссоры между российским государством и Биллом Браудером – как часто бывает в таких ситуациях, государство схватило того, до кого могло дотянуться, поместило его за решетку, то ли заметая следы, то ли торгуясь, и дальше уже сочетание злого умысла (в том, что Магнитского хотели если не убить, то помучить, сомневаться трудно) и российской тюремной реальности, где граница между преднамеренным убийством и убийством по неосторожности размыта так сильно, что достоверно установить истину просто невозможно. Браудер сейчас официально признанный враг российского государства (стоит вспомнить, как Юрий Чайка называл именно его заказчиком расследования Алексея Навального о его, Юрия Чайки, семье и партнерах), а Магнитский – всемирно известная жертва российских властей и человек, чьим именем назван американский закон, фиксирующий персональные санкции против двух десятков российских силовиков, предположительно причастных к его смерти.