Антикоррупционный митинг в Москве. Фото: Евгений Фельдман для кампании Навального

Митинги 12 июня (да и 26 марта тоже) по форме наследуют московским протестным акциям 2011–2012 годов, а по номинально заявленному содержанию носят антикоррупционный характер – это уже звучит не так громко и быстро забывается, но новая протестная волна началась именно с фильма «Он вам не Димон» и, несмотря ни на что, сохраняет привязку именно к разоблачениям премьера – лозунги, уточки и так далее. Почему-то никто не решается прямо назвать все происходящее президентской кампанией Алексея Навального, в которой и привычная форма «протестных прогулок», и антимедведевская риторика не более чем элементы дизайна чего-то гораздо более значительного, чем просто очередная сезонная политическая активность.

До сих пор остается неясным, сможет ли Навальный претендовать на то, чтобы его имя было внесено в избирательный бюллетень 2018 года, но сейчас это и не имеет особенного значения. Через девять месяцев Россия должна выбрать («выбрать») президента. Следующая весна – это не завтра, но все равно скоро. И единственный политик, публично демонстрирующий, что для него это «скоро» имеет какое-то значение, – Алексей Навальный. Кроме него, в пространстве российской публичной политики этими выборами сейчас никто всерьез не интересуется. Самое главное – ими почти демонстративно не интересуется даже Владимир Путин.