Еще несколько лет назад в чиновники массово переквалифицировались люди из бизнеса – банкиры, сотрудники инвестиционных и консалтинговых компаний, люди с хорошим образованием и высокой зарплатой. Госслужба прельщала многих из них не деньгами, а возможностью что-то поменять изнутри. Но победить бюрократию это не помогло. После президентских выборов Россию, вероятно, ждет новая административная реформа, в ходе которой число чиновников предлагается уменьшить на треть. Накануне секвестра Republic поговорил с шестью действующими и двумя бывшими федеральными чиновниками, чтобы узнать, что они думают о своей карьере сейчас и как сильно за нее держатся.

Все наши собеседники согласились поделиться впечатлениями о работе на государство только на условиях анонимности. Времена сейчас сложные, объясняет один из них: «У вас в медиа двойная сплошная, а у нас давно двойной забор с колючей проволокой. А теперь еще и год позитива». «Год позитива» – это негласная установка, как себя вести в информационном пространстве: по возможности не говорить о неудачах и акцентировать внимание на стабильности.

Мотивация и вознаграждение

Приглашать в высшие чиновники людей из бизнеса было главным трендом 2012 года, когда Дмитрий Медведев пересел из президентского кресла в премьерское. После рокировки Медведеву хотелось сформировать передовое и активное правительство, переговоры с кандидатами в вице-премьеры и министры растянулись на два месяца и длились до последнего дня отведенного Конституцией срока. Владимиру Путину, который должен был изучить и утвердить всех кандидатов, даже пришлось в тот год отказаться от визита на саммит «восьмерки» в Кемп-Дэвиде.

Переговоры с людьми из бизнеса давались аппарату Медведева нелегко. Как писали «Ведомости», перейти на позиции вице-премьеров тогда отказались Сергей Кириенко и Михаил Прохоров (первый не стал вице-премьером по ТЭКу, второй – по промышленности). На начальной стадии отверг предложение стать министром энергетики – «даже резюме не прислал» – гендиректор угольной компании СУЭК Владимир Рашевский, а ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов не захотел стать министром образования.