Сцена из спектакля Давида Бобе и Кирилла Серебренникова «Метаморфозы». Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Открытое письмо Ивана Вырыпаева о деле Серебренникова в очередной раз поставило вечный русский вопрос «с кем вы, мастера культуры?». С одной стороны, режиссер, до сих пор не замеченный в политических высказываниях, высказался в поддержку опального коллеги и призвал творческую интеллигенцию отказаться от деятельной поддержки власти, получения государственных наград, и этот гражданский поступок достоин восхищения. С другой стороны, письмо Вырыпаева обнажает все неразрешимые противоречия существования художника в российской системе власти, половинчатость и бессилие любого протеста интеллигенции.

Лучи поддержки

Режиссер, известный приверженностью буддизму и йоге, предлагает коллегам духовный, ненасильственный путь сопротивления, напоминающий принцип ахимсы (ненанесение вреда) и идеи Махатмы Ганди, проповедовавшего сатьяграху (непротивление злу насилием): «Сменить власть в России можно ненасильственным путем и даже не ходя на митинги… При этом вам не нужно рисковать и открыто заявлять о своей позиции, как сейчас это делаю я…». Взамен Вырыпаев предлагает не посылать лучи поддержки власти – не пожимать им руки под телекамеры, не появляться на ее мероприятиях, не участвовать в избирательной кампании, не ходить на совет нечестивых: «Не направляйте ее [энергию] на поддержание жизненной силы этой власти, и эта сила ослабнет». Точно так же в мае, когда только начиналось дело Гоголь-центра и прошли первые аресты, группа театральных деятелей во главе с Чулпан Хаматовой и Евгением Мироновым в коллективном обращении смиренно просила вести следствие «без излишней жестокости» – то есть, видимо, жестокость неизбежна, но надо ее умерить.