Владислав Сурков. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Недавно после долгого молчания выступил с новым общедоступным текстом Владислав Сурков. Сам текст, озаглавленный «Кризис лицемерия» и выдержанный в стиле, типичном для иллюстрированных журналов с интеллектуальными претензиями, не очень интересен. Автор не то чтобы осуждает Запад за неискренность – тут уж действительно чья бы корова мычала, – но констатирует, что в современных демократиях эффективность лицемерия как средства контроля утрачена. Поэтому Сурков согласен с «вещими комиксами» и другими авторитетными источниками в том, что может появиться Царь Запада, который сильной рукой выведет мир из хаоса. Возможно, хорошим примером для такого царя послужит деятельность самого Суркова в ДНР и ЛНР.

Напомню, что до вынужденного погружения в дела сопредельного государства автор претендовал – хотя и не очень успешно – на роль одного из идеологов российской власти. Именно Суркову принадлежит наделавший в свое время много шума термин «суверенная демократия», которую предлагалось рассматривать то ли как альтернативу, то ли как национальный вариант демократии западной. Тут Владислав Юрьевич, конечно, дал маху, на что ему с надлежащей строгостью указали старшие по служебному положению товарищи. Смысл российского – как и любого иного – электорального авторитаризма состоит в том, чтобы притворяться демократией, не будучи ею. А поскольку все догадываются, что на Западе все-таки настоящая демократия, а в России – не очень, то любое противопоставление губительно. У нас демократия, и всё. Не хуже других. Такая же. И не надо, пожалуйста, никаких прилагательных.

Теперь Сурков, будучи человеком, с одной стороны, понятливым, а с другой – не лишенным известного полета фантазии, занял политически правильную позицию, но творчески ее развил в том направлении, что на Западе-то демократия на последнем издыхании, а вот Россия по-прежнему лелеет идеал народовластия. Естественно, что дискутировать о природе демократии при такой постановке вопроса уже не приходится, и на первый план в исходной формуле выходит суверенитет. Это – центральное понятие современной российской идеологии.