Парламент предлагает корону королю Вильгельму и королеве Марии, февраль 1689. Иллюстрация: wikipedia.org

Парламент предлагает корону королю Вильгельму и королеве Марии, февраль 1689. Иллюстрация: wikipedia.org

23 февраля 1689 года Вильгельм III Оранский был провозглашен королем Англии. Так завершилась активная фаза низложившей его предшественника Якова II Славной революции – одного из самых загадочных для россиян событий британской истории.

Две последние российские монографии на эту тему – Владимира Томсинова и Кирилла Станкова – написаны с проякобитских позиций и в вопрос «почему англичане свергли Якова?» добавляют интриги, но не ясности. Разве не он – этот британский Петр I – создал английскую регулярную армию, поднял на недосягаемую высоту флот, а будучи еще наследником престола, лично водил в бой эскадры? Разве не он упорядочил финансы, резко сократил расходы на двор?

Неужто дело в том, что, католик в протестантской стране, Яков II ратовал за равенство религий, отменил гонения на иноверцев и протестантcких диссидентов-раскольников? Да, пришлось нарушить при этом конституционные процедуры из-за нежелания парламента провозглашать свободу совести. Но все это – ради блага неразумных подданных и процветания страны!

А для подданных, этих узколобых протестантских фанатиков, вопросы веры оказываются превыше и государственных, и их собственных интересов (здраво осознанных из XXI века авторами монографий). И вот англичане подговаривают заморского принца во главе иностранной армии высадиться в Англии и предают своего короля в руки интервентов. Единственный раз в своей истории остров захвачен без боя – и все из-за неправильной религии Якова? Уму непостижимо!

Однако если отбросить религиозную риторику, которой тогда традиционно прикрывались вполне прагматические интересы, то выяснится, что в Англии XVII века разворачивались вполне понятные и привычные нам коллизии.

Реформатор на троне

Яков II действительно походил на Петра I своим реформаторским пылом. Он тоже считал, что лишь создание мощного государства позволит Англии завоевать себе место под солнцем в борьбе с централизованными монархиями континента. Яков тоже хотел учиться у Европы, благо образец был прямо под боком – Франция Людовика XIV, автора фразы «Государство – это я». Это для нас английский парламент – прообраз современной политической системы. Для Якова он, наряду с местным самоуправлением, был таким же пережитком Средневековья, как бородатая боярская дума для Петра.

Неизвестный художник. Яков II Стюарт