Марш памяти Бориса Немцова. Фото: Tatyana Makeyeva / Reuters

Марш памяти Бориса Немцова. Фото: Tatyana Makeyeva / Reuters

Ироничные репортажи с марша памяти Бориса Немцова раздражают, но что поделаешь, если московская митинговая традиция оказывается сильнее любого смыслового наполнения, и женщина, которой важно сказать про обманутых дольщиков Кузбасса, без спроса придет на любой сколько-нибудь массовый митинг. Партийные флаги всех цветов, странная (с точки зрения исходного копирайта – все помнят такую кричалку про Лимонова) кричалка «Наше имя Борис Немцов», контекстная наглядная агитация, в которой портрет Немцова оказывается помещен рядом не только с Анной Политковской, Станиславом Маркеловым и жертвами прошлогоднего убийства в ЦАР, но и с живыми Кириллом Серебренниковым и Олегом Сенцовым. Бесспорное и беспрецедентное политическое убийство приравнивается, – разумеется, из самых благих побуждений, – к массиву всех сколько-нибудь громких преступлений и имен вплоть до (среди серийно исполненных портретов был и такой) убитого в 1994 году не столько журналиста, сколько бизнесмена Сергея Дубова.

При жизни Борис Немцов сам с удовольствием участвовал в унизительно разрешенных шествиях по бульварам, был одним из тех, благодаря кому в декабре 2011 года потенциально конфликтный митинг, запланированный на площади Революции, был перенесен на безопасную и устраивающую Кремль Болотную. Ходил под украинскими флагами на первых «маршах мира». Эти биографические или политические, как угодно, подробности не позволяют критиковать марш памяти Немцова с той точки зрения, что «Немцов бы такое не одобрил» – одобрил бы, конечно, и если бы вместо него убили кого-нибудь другого, сам Немцов бы, конечно, ходил сейчас по бульварам под портретами Сенцова и Дубова и под украинскими флагами. Тут вопросов нет. Единственное, о чем стоит вздохнуть – в 2019 году можно уже уверенно говорить о посмертном превращении Немцова в субкультурного героя, то есть в образ, существующий в контексте этой не очень славной московской митинговой традиции, когда люди, которым, по-хорошему, все равно, что нести на лозунгах, несут портреты Немцова с тем же настроением, с которым они несли плакаты на все другие присущие им темы от «честных выборов» болотных времен до прошлогодней пенсионной реформы или мусорных протестов.