Денис Волков, заместитель директора «Левада-центра»

Денис Волков, заместитель директора «Левада-центра»

Заместитель директора «Левада-центра» (признанного в России иностранным агентом) Денис Волков рассказал Republic, как россияне реагируют на пандемию, сколько в стране ковид-диссидентов, как меняются рейтинги власти в связи с принимаемыми мерами и, наконец, о своем отношении к свежему скандальному опросу, в котором респонденты могли проголосовать за «ликвидацию феминисток».

– «Левада-центр» отслеживал общественную реакцию на историю с коронавирусом практически с самого ее начала. Как менялась реакция российского общества на происходящее?

– Если посмотреть на наши данные и данные наших коллег, тревога плавно возрастала. В феврале боялась заразиться коронавирусной инфекцией треть россиян, в марте – примерно половина, а сегодня – уже три четверти населения. В Москве и Питере этот показатель доходит до 80%. Перебои со снабжением масками в конце марта заметило меньше половины опрошенных, снижение ассортимента продуктов в магазинах – и вовсе только 16%. Только половина россиян или даже меньше вообще пытались купить что-то впрок. Сейчас все уже закупились, чем хотели, эту проблему мы закрыли.

Как вы считаете, обеспокоенность наших сограждан пандемией больше или меньше, чем в других странах?

– В целом меньше. Я бы это объяснил большой протяженностью территории страны и разреженностью населения. Мы видим, что сильнее всех беспокоятся жители Москвы и Питера, но там и подтвержденных случаев COVID-19 больше всего. В других крупных городах страха меньше, как и ажиотажа вокруг закупки продуктов. А за пределами мегаполисов для людей коронавирус – вообще не очень важная проблема. То есть эпидемия вроде как есть, но где-то там. С самого начала большинство россиян так и относилось к ней.

Мне кажется, это еще раз показывает степень централизации нашей страны. Контакты россиян с внешним миром тоже в основном происходят через Москву и Петербург, что и сделало их наиболее уязвимыми для эпидемии.

А сколько у нас ковид-диссидентов, тех, кто принципиально отрицает опасность коронавируса и верит в различные теории заговора?

– Количественных данных у меня нет. Но в начале марта мы обсуждали эту тему на фокус-группах. И в старших возрастных группах значительная часть участников верила, что вирус создан искусственно, специально к нам занесен и так далее. В группах более молодых людей такие идеи тоже высказывались, но там они скорее вызывали улыбку.