Общество

Как бороться с кликбейтной наукой и как устроен рынок лженауки

23% 1 6 2

«В газетах в качестве полезной информации публиковали советы по импортозамещению». Как стала возможной война в Югославии, часть 2

89% 4 61 1

Почему мы остаемся. Что говорят о своих мотивах противники войны, принявшие решение не уезжать из России

118% 94 63 3

«Свидетели розового сияния». Художественная рефлексия на тему войны в Украине

13% 0 18 1

Лечение боли в пояснице противовоспалительными средствами помогает в краткосрочной перспективе, но повышает риск того, что боль станет хронической: исследование

33% 2 26 1

«Моя задача — сохранить память о людях». Жители Киева и Киевской области глазами украинского фотографа Александра Чекменева

29% 2 27 0

От цифрового апартеида до группового сопротивления алгоритмам. Новый цифровой колониализм на примерах ЮАР, Венесуэлы, Индонезии и Новой Зеландии

81% 22 34 10

Ученые так и не разобрались, как работают антидепрессанты. Почему их продолжают назначать?

26% 3 25 3

«Я намного лучше сплю по ночам, зная, что у нас есть бомбоубежища». В Европе и США взлетел спрос на бункеры


20% 0 16 0

«Мы думали, что мы им — фотографии Бучи и Мариуполя, а они нам — а, понятно, ну тогда я против войны? Это романтическое ожидание». Политолог Максим Алюков — о том, как мы воспринимаем пропаганду и что с этим делать

207% 8 65 2

Страна победившего пессимизма. Почему мало кто верит в «прекрасную Россию будущего»

105% 19 79 5

«Сидим мы тут, жалуемся, а там людей убивают…» Разговоры и фотографии из пространства общественной бани

55% 3 56 2

Уволься и покайся. Почему санкционный список Навального не может быть моделью для люстрации

51% 8 38 5

Место, где «ковался новый человек». История Дмитровлага и его современная жизнь

43% 3 37 0

Как прошло 9 мая в России. Фотографии из 16 разных городов от Ачинска до Грозного

195% 14 41 0

«Мне все меньше хотелось в Израиль. Боль и разочарование в стране, которую я мнил единой для всех и справедливой, мешали двигаться дальше»

33% 0 46 0

«Многие понимают, что война до победного означает уничтожение российской экономики». Интервью с основателем проекта «Хотят ли русские войны» Алексеем Миняйло

104% 9 88 0

В России не знают, что такое нацизм. Идеологию сводят к русофобии и забывают о ее главных аспектах: антисемитизме, реваншизме, тотальном контроле

213% 25 132 3

Отъезд или побег. Что рассказывают о своем прошлом, настоящем и будущем российские эмигранты новейшей волны

111% 12 49 1

Мир, свiт и х** войне. Какие антивоенные татуировки делают себе россияне?

31% 4 25 0

Я/мы иноагенты. Теперь это универсальное определение зла в глазах власти — и им может стать кто угодно

31% 2 46 0

«Даже идеальное математическое общество склонно к финансовому неравенству». Почему при равных условиях для всех участников рынка и справедливом обмене средствами бедных все равно больше, чем богатых?

76% 5 31 4

«Если пристанут, что я в натовской армии служил, тогда можно начать переживать». Иностранные студенты СПбГУ о своей жизни в России

86% 4 44 0

Дискредитация или фейк, административка или уголовка? Как работает военная цензура

36% 0 47 0

«Если у тебя в душе нет уважения к Зоне, она точно убьет тебя». Жизнь до и после аварии на Чернобыльской АЭС

135% 7 49 0

Культура отмены поодиночке. Чем Валерий Гергиев отличается от Кирилла Серебренникова

36% 13 72 5

О трагедии маленького человека в эпоху больших потрясений. Чему учит и к чему готовит «История одного немца» Себастьяна Хафнера

116% 12 92 0

Спор о народе, версия 2022. Надо ли его бояться, кто виноват и что делать

49% 24 75 3

«Все мы ходим по краю». Монологи российских педагогов о жизни в условиях цензуры и пропаганды

62% 3 42 0