Протест в Минске. Фото: wikipedia.org

Протест в Минске. Фото: wikipedia.org

«Верым! Можам! Пераможам!» («Верим! Можем! Победим!»). Один из главных лозунгов белорусского протеста 2020 года. Истоки неизвестны. Я опросил знакомых, вспоминали самое разное – от футбольных болельщиков до первых белорусских митингов в конце 1980-х. Но есть и новая версия лозунга: «Верым! Любiм! Пераможам!», где в центре сделан акцент на мирном характере протестов.

Дармаед (рус. – тунеядец: от «дарма» – «просто так» и «ед» от слова «есть», едящий даром). В законодательстве СССР 1961−1991 годов тунеядство было преступлением, которое заключалось в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда». Лукашенко как фанат советской системы в 2015 году ввел налог на тунеядство, который должны платить граждане Республики Беларусь, официально не занятые в белорусской экономике. Кроме того, для них были введены увеличенные тарифы на коммунальные услуги. С одной стороны, это борьба с безработицей, с другой – принудительное привлечение граждан к работе на убыточных госпредприятиях, а также еще один налоговый маневр в пользу государства. Теперь же, по словам Лукашенко, «наркоманы, проститутки и тунеядцы» устроили волну беспорядков. Именно поэтому протестующие регулярно устраивают ироническую перекличку: «Дармаеды?» – «Здесь!», «Наркоманы?» – «Здесь!», «Проститутки?» – «Здесь!».

«ЖЭСТАЧАЙШЭ» (рус. – самым жестоким образом). Почему капслоком? Потому что интонацию Лукашенко можно передать только заглавными буквами. Только так он намерен подавлять мирные протесты.