Фото: Ariel Schalit / AP / TASS

Фото: Ariel Schalit / AP / TASS

«В магазине, куда я отправился за покупками, меня узнал какой-то молодой человек, сказавший, что видел, как я по телевизору говорил об исламе. Следующая его фраза до сих пор остается для меня загадкой:

“Мой отец, – сказал он, – был мусульманином, но я парижанин”».

Это эпизод из книги «Ислам и Запад» знаменитого британско-американского ориенталиста и исламоведа Бернарда Льюиса (1916–2018). Классическая книга, в которой описывается сложная многовековая история взаимоотношений Запада и Востока, вышла по-английски еще в 1994 году (а по-русски – в 2003-м), но остается крайне актуальной в наши дни, когда джихадистские теракты под лозунгом защиты исламских ценностей повторяются в пугающей частотой.

Итак, продолжение рассказа Льюиса о молодом человеке из парижского магазина:

Что, интересно, он имел в виду? Что ислам – это местность, или что Париж – это религия? Ни то ни другое высказывание явно не является истинным, но в то же время их нельзя счесть и полностью ложными: они отражают дилемму меньшинства, которое не только исповедует другую религию, но и придерживается совершенно других взглядов на то, что означает, требует и определяет религия.

Исламистские теракты часто объясняют отступлением радикальных фанатиков от норм «правильного» ислама, который по существу является религией вполне мирной. Льюис, однако, напоминает, что как минимум в некоторых случаях джихадисты на самом деле действуют вполне в русле требований классической исламской традиции. Ниже – некоторые тезисы из книги «Ислам и Запад».