Рихард Зорге, 1940 год. Фото: wikipedia.org

Рихард Зорге, 1940 год. Фото: wikipedia.org

«Каждый новый человек, прибывающий из Германии в Японию, рассказывает, что немцы имеют около 80 дивизий на восточной границе с целью воздействия на политику СССР, – радировал 28 декабря 1940 года из Токио в Москву Рихард Зорге. – В случае, если СССР начнет развивать активность против интересов Германии, как это уже имеет место в Прибалтике, немцы смогут оккупировать территорию по линии Харьков-Москва-Ленинград». На следующий день радиограмма о том, что «Гитлер отдал приказ о подготовке к войне против СССР», поступила из советского посольства в Берлине.

Это были первые сигналы о планировавшемся в 1941-м нападении Германии на СССР, а скоро такие сообщения пойдут десятками. Почему же Сталин не верил разведчикам? Потому что это тот случай, когда количество переходит в качество со знаком минус.

Проще всего объяснить этот парадокс на примере Рихарда Зорге – настоящей легенды советской разведки. За Зорге (резидент в Токио, позывной Рамзай) «числят» сразу два сообщения колоссальной важности: 1) о точных сроках нападения Германии на СССР; 2) о том, что Япония не будет воевать с Советским Союзом. В первом случае Сталин «не поверил», что и привело к трагедии 1941 года, а во втором – поверил, что позволило перебросить с Дальнего Востока дивизии для решающего контрудара под Москвой. Так эту историю с 1960-х рассказывали более полувека. Но у всякой легенды свой срок – пора, наверное, разобраться и с этой.

«Берлин Отта ни о чем не информировал»

Руководство любой страны, получив сообщение о грядущем нападении, в первую очередь постарается выяснить а) причины и б) сроки. Именно эти вопросы Москва задала своим резидентам. Ответы были поистине обескураживающими.