В 2012 году американские экономисты Дарон Аджемоглу и Джеймс А. Робинсон написали одну из самых обсуждаемых книг десятилетия – «Why Nations Fail» (русский перевод вышел под названием «Почему одни страны богатые, а другие бедные»), посвященную природе богатства и бедности в современном мире, идеям инклюзивности и экстрактивности. В своей новой работе «Узкий коридор. Государства, общества и судьбы свободы» (выходит в издательстве «АСТ») авторы исследуют предпосылки к обретению политической и экономической свободы: почему одним обществам удается ее достичь, а другим – нет.

Книгу, как и нижеследующий ее фрагмент, посвященный Польше и России, пронизывает ряд метафор, требующих пояснения. «Эффект Красной королевы» позаимствован из «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла, где королева (в русском переводе – Черная королева) и Алиса бегут сломя голову, чтобы оставаться на месте. Эту ситуацию энергичных усилий по сохранению статус-кво авторы примеряют к взаимоотношениям общества и государства: «Если общество отстает и бежит недостаточно проворно, ему не угнаться за растущей мощью государства и Обузданный Левиафан быстро превращается в Деспотического. Для сдерживания Левиафана необходимы состязательные усилия общества, и чем мощнее и дееспособнее Левиафан, тем более сильным и бдительным должно стать общество».

Из этой посылки вытекает другая метафора, отраженная в заглавии: узкий коридор. Согласно описанию Аджемоглу и Робинсона, это пространство, ведущее к свободе и зажатое с одной стороны страхом перед деспотическим государством, а с другой – ужасом перед хаосом в отсутствие какого бы то ни было государства.

Но почему коридор и отчего непременно узкий? Авторы поясняют: «Потому что обретение свободы – это процесс; необходимо пройти долгий путь, прежде чем удастся взять под контроль насилие, написать законы и обеспечить их исполнение, проследить за тем, чтобы государство предоставляло социальные услуги своим гражданам. И задача эта не из легких. Как сдержать государство, вооруженное огромной бюрократией, мощной армией и возможностью устанавливать законы по своему усмотрению? Как мы можем знать, что оно, когда мы обратим к нему призыв проявлять больше ответственности в сложном мире, не превысит свои полномочия и останется под контролем общества? А как заставить общество работать согласованно, не дать ему восстать против себя самого, не быть разодранным разногласиями? И как сделать так, чтобы у этой борьбы был ненулевой результат? Все это нелегко, и поэтому наш коридор так узок, а вход и выход из него имеют далеко идущие последствия для общества».