Российская идеология     

Как я участвовал в народном фронте

И почему фронт нынче пошел не тот
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 27 13 111 экспорт в блог
Как я участвовал в народном фронте
Фото: ИТАР-ТАСС/Метелица Сергей
К зачету по истории | Обкомовский паек фронту

Когда Путин  объявил про «Народный фронт»,  большинство моих знакомых вспомнили Народный фронт французский, Народный фронт испанский, «Рот Фронт», Клару Цеткин, Розу Люксембург и прочий «Красный Октябрь» с Бабаевским. Как мы озвездим вашу двойню? Кларой и Розой? Нет лучше Владимиром и Дмитрием, в честь Владимира Мономаха и Григория Отрепьева.

Все эти фронты большинство ученых относят к ископаемым мелового периода. Профессор,  у вас вся спина белая. Между тем, я собственными руками участвовал в народном фронте, который одной ногой  еще стоял во тьме коммунизма, а другой встречал зарю нового времени. Тот, кто вышел бы на Волгу в Ярославле к памятнику поэту Некрасову 8 июня 1988 года, не сразу бы понял, что это над великой русской рекой за необычный стон, свист и крики. Даже работники идеологического отдела обкома партии были вынуждены признать, что «такого Ярославль не видел с 1905 года». Не стон, а песня. Ярославцы создавали Ярославский народный фронт.
 
К ЗАЧЕТУ ПО ИСТОРИИ

Абитуриенту следует ориентироваться в следующих событиях. В начале лета 1988 года в партийных организациях страны прошли выборы делегатов XIX партийной конференции. В число 31 делегата от области Ярославский обком включил бывшего первого секретаря обкома партии Федора Ивановича Лощенкова, который, подобно Мубараку, руководил областью 25 лет, и, доведя ее до полного истощения торговой и нервной системы, мирно трудился в Москве на заслуженной предпенсионной должности руководителя Госкомитета по материальным резервам. Факт избрания Лощенкова делегатом возмутил ярославцев. Сотрудница областной детской библиотеки А. Малыгина написала письмо в газету «Правда»: «Ярославль гудит, как растревоженный улей. Люди возмущены избранием Лощенкова на конференцию, потому что слишком много горьких страниц в жизни Ярославщины связано именем этого человека».

«Правда» опубликовала это письмо: такая была тогда линия центра – помогать перестройке на местах. После публикации в обком партии и редакцию областной газеты «Северный рабочий» стали поступать возмущенные письма и звонки. Люди спрашивали: на каком основании Лощенкова избрали в состав делегатов и какие конкретно партийные организации его выдвигали? Областной комитет партии хранил молчание. И тогда на улицах Ярославля появились многочисленные самодельные объявления, которые призывали жителей прийти на митинг, чтобы поддержать письмо библиотекаря Малыгиной и потребовать лишить Лощенкова делегатского мандата. Согласно новейшим историческим теориям, те, кто писали эти объявления, были платные американские агенты, которые готовили в Советском Союзе «оранжевую революцию» по украинскому сценарию.

Митинг состоялся 8 июня 1988 года у памятника Н.А.Некрасову. Его организаторами были выпускники исторического факультета Ярославского государственного университета Е.А.Ковалев, И.В.Королева, Г.Мельников. (Спасибо книжке Н.Рязанцева и Ю.Саловой «История ярославского края», которая напомнила теперь забытые имена и детали). В толпе собравшихся были хорошо видны самодельные плакаты «Нет Лощенкову!», «Обком, перестройку начни с себя», «Поддерживаем газету «Правда». На митинге присутствовал и поставил свою подпись под обращением выпускник ярославской средней школы номер 42, несовершеннолетний секретарь комсомольской организации завода «Оргтехника» А.Г.Баунов.

Представители областного комитета партии в своих выступлениях пытались убедить собравшихся в том, что Ф.И.Лощенкова избрали делегатом на конференцию совершенно законно. (В это смутное переходное время чиновники правящей партии еще приходили объясняться на оппозиционные митинги). Их  выступления были заглушены криками и свистом. После митинга его организаторы собрали более 6000 подписей (каждый сотый ярославец) против делегирования Лощенкова на партийную конференцию.

Это дало начало целой серии подобных митингов в Ярославле. Областной комитет партии пытался взять ситуацию под контроль. Против участников митингов ополчилась областная пресса: газеты «Северный рабочий» и «Юность», которые находились тогда под полным партийным контролем, в своих передовицах называли участников митингов безответственными элементами и даже экстремистами. Однако в частных разговорах – в том числе, с А.Г.Бауновым – журналисты областной молодежной газеты «Юность» выказывали митингующим поддержку.

Под влиянием всех этих событий ярославский обком партии был вынужден пойти на уступки. На пленуме обкома партии 16 июня за лишение Ф.И. Лощенкова мандата делегата проголосовало 87 человек, против – 13 (21 мая цифры были обратными: за Лощенкова голосовало 89 человек против 12). За три недели общественных выступлений ситуация изменилась на противоположную. Ярославская общественность решила закрепить достигнутый успех.

18 июня 1988 г. на очередном митинге в зале Дома художника в Ярославле было объявлено о создании общественного движения «Ярославский народный фронт – движение содействия перестройке». По договоренности с городскими властями митинги были перенесены на территорию стадиона Шинного завода. На них разворачивались острые дискуссии: о повестке дня XIX партийной конференции, о борьбе с бюрократизмом, о гласности и свободе прессы, о демократизации, о правовом государстве, а также по злободневным для ярославцев вопросам «Продовольственная проблема в Ярославле», условия жизни ярославцев, экологические проблемы ярославцев и др.

Укрепив свои позиции в Ярославле, лидеры народного фронта решили принять участие в выборах на I съезд народных депутатов СССР весной 1989 года. Народный фронт выдвинул трех своих кандидатов: преподавателя философии ЯРГУ И.Б.Шамшева, председателя колхоза имени Дзержинского Д.А.Стародубцева и подполковника В.С.Подзирука. Аппарат «Единой России» (тогда – КПСС) выставил против кандидатур народного фронта своих кандидатов: руководителей предприятий, ректоров вузов. Местная официальная пресса вела агитацию исключительно за кандидатов обкома правящей партии. Но на выборах произошло, как выражаются теперь, протестное голосование. Избиратели подавляющим большинством отдали голоса всем трем кандидатам народного фронта, именно потому, что партийная власть была настроена против них. Плохая им досталась доля: немногие вернулись с поля на производство и в руководящие кабинеты.

ОБКОМОВСКИЙ ПАЕК

Вот ты, значит, какой, северный рабочий и его народный фронт. А теперь, значит, в Ярославле будет народный фронт № 2. Сравнивая их, трудно не впасть в элегическую задумчивость. Какой путь прошла за это время страна! В начале этого пути  ярославцам было не все равно, что без их согласия в депутаты едет бывший губернатор. Сейчас им совершенно все равно, что без их согласия создается целый народный фронт. А кто поедет делегатом совсем уже безразлично всем, кроме друзей, родных и близких поехавшего.

От взгляда даже не самого вдумчивого ежа не может укрыться то обстоятельство, что, назвав движение в поддержку руководящих работников «Народным фронтом», В.В.Путин отбирает потенциальную площадку у оппонентов. 20 лет назад была партия власти и был народный фронт, который был против ее монополии.  А тут и партия, и народ располагаются по одну сторону фронта. Сами себе и Кобзон, и рок-клуб, комсомол и неформалы, эльфы и орки, сами играем черными и белыми, за зоргов и за протоссов, свадьбу и поминки. «Народный фронт» и партия едины. Какая прозорливая узурпация потенциально конкурирующего бренда!

Скорее, перестраховка, конечно. Другого народного фронта пока не намечается. В письме в Правду библиотекарь Малыгина писала: «За четверть века его (Лощенкова) руководства область скатилась вниз по многим показателям. Сельское хозяйство развалено, социальные проблемы только сейчас начали решаться, стыдно слышать от жителей соседних областей, как они именуют наш Ярославль – многострадальный и голодный».  Под соседними областями она имела в виду Московскую, конечно, потому как в соседних Костромской, Вологодской, Ивановской и Владимирской было же не лучше. Мы все встречались в очередях в московских гастрономах. Волга! Волга!.. Весной многоводной ты не так заливаешь поля, как великою скорбью народной переполнилась наша земля к середине 1980-х.

У меня дома хранится документ эпохи – отпечатанный на промасленной бумажке список продуктов из закрытого спецмагазина ярославского облисполкома. Напротив выбранных для заказа продуктов нужно было ставить галочку. В списке значатся: сметана, масло сливочное, курица мороженая, сосиски молочные, окунь морской мороженый, колбаса докторская (царица полей), коньяк армянский, сыр «Виола», крупа гречневая, конфеты финские  Fazer.

При Федоре Лощенкове в Ярославле исчезли большие вафельные конфеты «Гулливер», шоколадные круглые медали в блестящих обертках, копченая колбаса, копченая рыба, вареная колбаса, свежее мясо, мороженное мясо, ряженка, варенец, кефир, сливочное масло, сыр голландский, сыр российский, сыр угличский, сыр любой, булки французские, сосиски любые. За порядок исчезновения не ручаюсь, детская память может подвести: может, медали исчезли раньше гулливеров.

Никуда не исчезали хлеб черный, масло подсолнечное, сахар белый, соль крупная и мелкая, крупа пшенная, консервы рыбные «сельдь иваси в масле» и морская капуста в собственном морском соку, пюре яблочное, печенье «Юбилейное» мягкое, молочные смеси «Крепыш» и «Малыш», макароны серые, огурцы в трехлитровых банках маринованные крупные желтые, сок березовый в трехлитровых банках прозрачный, соевые батончики вкусные, до сих пор люблю. Теперь вряд лично Ф.И.Лощенков виноват, что корова у него в области давала пол-литру молока и того с перегаром. А может это дворник был.

Если под свободой понимать наличие возможностей – то русский народ никогда не был так свободен, как в последние десять лет. Это относится не только к пищевой, мебельной, автомобильной и прочим цепочкам, но и к духовной. Съездили в Париж и не умерли. Такое соотношение умеренной, не лезущей в личную жизнь диктатуры, и материального достатка встречается в российской истории абсолютно впервые.

Невозможно победить «Единую Россию» так же, как победили КПСС: страна для этого живет слишком хорошо. Любая оппозиция, которая пытается говорить с людьми, как в начале перестройки, звучит не менее фальшиво, чем правящая партия на отчетной конференции. Надо научиться говорить с буржуа, которым подали остывший кофе. Бессмысленно доказывать, что капуччино нам только снится, или что он и раньше был. Гораздо эффективней объединить людей мыслью о том, что он будет всегда свежим и крепким, порции в ресторанах большими, присутственные места чистыми и скорыми, асфальт гладким, проценты по кредитам маленькими, полицейские вежливыми, судьи честными, историческая застройка целой и др. А тех, кто все еще пьет пиво за гаражами, вообще не надо тащить в политику ни под какими лозунгами. Тогда, может, по берегам Волги и других рек начнут конденсироваться настоящие народные фронты. А на такой поедешь, живо сенькину мать куснешь, там тебе не в лукошке кататься.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 27 13 111 экспорт в блог
ТЕГИ:  Баунов Александр Общественные настроения Партии Политика Путин Владимир Россия