Право     

Лица невидимого фронта

Кто и как в ФСБ занимается с нами профилактикой экстремизма
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 12 22 157 экспорт в блог

Как стало сегодня известно, правительство намерено законодательно закрепить за ФСБ «институт мер специальной профилактики» и внести для этого соответствующие поправки в закон «О противодействии экстремистской деятельности». Если поправки примут, то бойцы невидимого фронта смогут проводить «профилактику» не только с различными учреждениями, но и с самыми обычными гражданами. Причем за отказ от взаимодействия с людьми в голубых погонах гражданину будет грозить административная ответственность.

В действительности, все, кто хоть сколько-нибудь занимался гражданской или политической активностью, вступающей в противоречие с генеральной линией партии, уже знают, что ФСБ, равно как и центр «Э» МВД, давно проводят такую профилактику безо всяких юридических на то оснований. Имена, лица и методы работы сотрудников уже хорошо известны.

В Москве и по реальным экстремистам, и по оппозиционерам работают одни и те же люди. В центре «Э» – это бывшие рубоповцы, которые до расформирования этого ведомства занимались оргпреступностью. В частных разговорах они жалуются, что работа стала менее интересной: раньше ловили реальных преступников, а сейчас носятся за протестующей молодежью да старушкой Алексеевой; восторга такая перемена у них не вызывает. ФСБшники же всегда работали именно по этой специальности, и многих из них мы знаем еще с начала 2000-х.

Самый знаменитый из ФСБшников, работающих по оппозиции, – это Леша по прозвищу Улыбка. Он бывает почти на всех митингах, знает в лицо всех оппозиционных активистов и помогает милиции их «зачищать». Он довольно искренне презирает оппозиционеров, а прозвище свое получил за не сходящую с лица ироническую ухмылку. Куда более дурную славу имеет его коллега Андрей Асланов, прозванный в оппозиционных кругах Чеченом. Он тоже частый гость на митингах, но, в отличие от Леши Улыбки, зачастую и сам принимает активное участие в атаках на оппозиционеров. Так, например, на одной из фотографий, где на активистов «марша несогласных» нападает толпа хулиганов (предположительно нанятых из среды футбольных фанатов), запечатлен и Асланов, атакующий девушку. Члены НБП рассказывают, что Асланов часто принимает участие в допросах и каждый раз играет роль «злого следователя».

Справедливости ради надо сказать, что Асланову и самому частенько доставалось. Поскольку работает он в штатском, его самого, бывало, крутили милиционеры на митингах, путая с «несогласными», а иногда и от самих «несогласных» он получал тумаков, принятый за провокатора.

Если на митинге сотрудники ФСБ занимаются обычно уже задержаниями, то «профилактику» они обычно проводят, либо наведываясь к активистам домой, либо отлавливая их где-то на улице.

Профилактику на дому чаще всего проводят сотрудники милиции – как обычные участковые, так и сотрудники уголовного розыска. Обычно это сводится к беседе под надуманным предлогом, в ходе которой выясняется, какие у гражданина планы на будущее, отношение к власти, контакты с оппозиционными движениями. Чаще всего, впрочем, милиционеров просто не впускают в квартиру, и они, позвонив с десяток раз, отстают (на прошлой неделе попытки провести такие беседы предпринимались в отношении примерно десятка молодежных активистов движения «Солидарность») .

ФСБ работает немного по-другому. 19 мая 2009 года к активисту движений «МЫ» и «Оборона» Александру Савельеву в студенческое общежитие МГУ наведался оперуполномоченный ФСБ Андрей Федоров. Он объяснил Александру, что МГУ – не «Высшая школа экономики», и оттуда легко могут отчислить за протестную активность. Федоров добавил, что центр «Э» уже собирается вместе с ректоратом «плотно заняться» Савельевым, и у того есть единственный шанс избежать отчисления: сотрудничать с ФСБ «в деле борьбы с терроризмом». Савельев отказался, сославшись на то, что терроризм – понятие растяжимое. Никаких, впрочем, проблем в учебе с тех пор у него не было, как и у всех остальных студентов, которых пытались запугивать подобным образом.

Куда больше неудобств оппозиционно настроенным гражданам могут доставить «профилактические беседы», которые проводятся сотрудниками ФСБ и МВД в тот момент, когда гражданин собирается куда-то поехать. Нередки случаи, когда ради таких бесед активистов снимали с поезда или отлавливали еще на вокзале. Для этого их вносят в специальный список «сторожевого контроля», куда по закону заносятся те, кого подозревают в уголовных преступлениях. Причем оппозиционеров ловят в аэропортах и на вокзалах не только по пути на какой-то митинг, но иногда и просто во время обычных, неполитических поездок. Все подобные задержания «для беседы» – незаконны, но, пока гражданин пожалуется, – поезд во всех смыслах уже уйдет.

По факту незаконных «профилактических бесед» и сбора информации уже готовятся несколько судебных дел, одно из которых направилось в Европейский суд по правам человека, а другие отправятся в скором времени. Эти иски очень нервируют власти, но тут не играет большой роли, будут или не будут приняты поправки, ведь европейские конвенции имеют приоритет перед национальным законодательством, а они однозначно запрещают любую «профилактику» по критериям политических взглядов.

Но скорее всего, поправки, дающие больше полномочий ФСБ, и не были изначально придуманы для борьбы с оппозиционерами. Дело в том, что после взрывов в московском метро, ФСБ активизировало свою деятельность на Кавказе, задерживая родственников и знакомых террористов в «профилактических целях». Вот тут-то и пригодится новый закон. Авторы поправок, возможно, не имели в виду, что наряду с бойцами невидимого фронта на Кавказе новым законом будут пользоваться в своих целях такие, как оперуполномоченный Федоров в Москве.

Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 12 22 157 экспорт в блог
ТЕГИ:  МВД РФ Политика Право Россия Савельев Александр ФСБ