Иллюстрация: Getty Images/Fotobank.ru

2015 год в разгаре, и, похоже, экономические страсти прошлого года постепенно сходят на нет. Нефть стабилизируется вблизи давно предсказанных долгосрочных уровней равновесия, рубль ведет себя в соответствии с историческими закономерностями, РТС третью неделю растет, котировки российских еврооблигаций медленно возвращаются к докризисным уровням. И в мире стало спокойнее – даже индекс американских облигаций с высокой доходностью пополз вверх после прошлогоднего провала. В этой связи хочется подвести итоги того, что сделало правительство в России и что нас ждет дальше.

История России – это история цен на нефть. В течение 15 лет доля нефти и газа в ВВП и доходах бюджета неуклонно росла, так же как и доля импорта в потреблении; собственные производства, в том числе и такие «чемпионы» прошлого, как ВПК, недополучали средства на развитие и отставали от мирового уровня все дальше, а интеллектуальный потенциал страны терялся. Если до 2008 года в стране еще строился феодальный капитализм, то уже с 2008 года был совершен поворот в сторону социализма с элементами феодальных отношений.

И вдруг случился обвал цен на нефть. Он изменил не только количественные показатели экономики, но и заставил российские власти впервые за много лет взглянуть на экономическую реальность не как на игру в монополию («прошли круг – получите деньги»), а как на сложную среду, к которой надо приспосабливаться. 

Надо сказать, что правительство ответило на вызов намного достойнее, чем можно было бы ожидать – за исключением памятного подъема Центробанком ставки ночью 16 декабря, никаких откровенных глупостей сделано не было. Напротив, ответом правительства стал принципиально новый бюджет. Это первый бюджет России, который готовится исходя из заведомо неправильных предпосылок: нефть – по $100 за баррель, рубль – по 35 за доллар. И в этом есть своя совершенно инновационная логика: валютная политика в новой экономике России будет такой, что пересчет к реально ожидаемой цене нефти (в районе $55–60 за баррель) и соответственно реальным курсам рубля (от 60 до 70 за доллар в 2015 году и выше – дальше) мало что изменит в математике бюджета.

Падение цены нефти на один доллар уносит приблизительно $2 млрд из бюджета напрямую и еще примерно $1,2 млрд через пошлины и НДС на импорт. В 2013 году, при средней цене нефти Brent в районе $107,9 за баррель, бюджет получил $204 млрд прямых нефтяных доходов и еще примерно $122,5 млрд косвенных.  При цене на Brent $55 за баррель в 2015 году совокупные прямые и косвенные нефтяные доходы составят не $326,5 млрд, как в 2013 году, а $163,7 млрд. Однако бюджет расходов на 97,5% составлен в рублях. Поэтому в рублях имеет смысл рассматривать и доходы: в 2015 году рублевая сумма нефтегазовых доходов, запланированная в бюджете (9,92 трлн рублей), будет достигнута при цене на нефть $55 и курсе доллара 60,5 (а при курсе доллара $65 этот показатель превысит объем 2013 года). 

При этом мы уже знаем, что индексации зарплат не будет. Инфляция 2014 года составила около 15%, инфляция 2015 года уже превышает 16%, так что с учетом композиции реальной потребительской корзины снижение покупательной способности бюджетников окажется в районе 30%, снижение инвестиционных и закупочных возможностей государственных бюджетных предприятий и организаций – около 40%.

Иллюзия милитаризации

Направления расходов бюджета выглядят так, как будто власть решила готовиться к войне. Расходы на «оборону и безопасность» растут на 30%, расходы на здравоохранение и образование падают на 22% и 6%, расходы по статье «национальная экономика» также снижаются. Но в реальных цифрах мы не увеличиваем военные расходы – при 40%-ном падении покупательной способности (см. выше) ВПК и силовые ведомства в 2015 году получат на 22% меньше, чем в 2014 году. Да и дело не в воинственном характере современной России.

Бюджет решает задачи функционирования страны в целом, и в том числе – поддержания благосостояния населения. Сегодняшняя Россия – это страна, в которой 1% населения формирует 35% ВВП и 50% федерального бюджета, а 4% населения добавляют к бюджету еще около 35%. Россия – это страна, в которой власть кормит 35% трудоспособного населения и более 70% нетрудоспособного, всего почти 55% жителей страны! В такой конфигурации и бюджет должен прежде всего решать задачу «кормления».