Владимир Путин

Владимир Путин

Фото: REUTERS / Sergei Karpukhin

Американское PR-агентство Ketchum официально завершило свою многолетнюю работу с российскими властями, которую вело с 2006 года. Консультанты начинали с петербургского саммита «большой восьмерки» и продвижения идей России по энергетической безопасности, но вскоре уже отбивались от яростных обвинений в адрес Кремля из-за войны с Грузией. Компании достался выгодный контракт, но трудный клиент. Много ли удалось сделать для заказчика за прошедшие девять лет?

Как вышло, что Ketchum стало работать на Россию?

Инициатива исходила от президентской администрации. Ketchum и его дочерняя структура в Брюсселе GPlus являются частью Omnicom Group, одного из крупнейших в мире маркетинговых и коммуникативных холдингов. До 2006 года там не было специалистов по России, но это не смутило тогдашнего пресс-секретаря Путина Алексея Громова и его заместителя Дмитрия Пескова. Тендер не проводился, все решили личные связи, сообщает в своей книге «Железный Путин» Ангус Роксборо, бывший журналист ВВС и ведущий консультант кремлевской команды.

Чем занималось Ketchum в интересах Кремля?

Улучшением инвестиционного имиджа и укреплением репутации российской власти в западном мире, где уже к середине 2000-х годов политика Кремля в основном не вызывала восторга. В центре внимания находились западные журналисты. Свою миссию Ангус Роксборо видел в том, чтобы «объяснить русским, как действуют западные СМИ, и убедить их следовать лучшим методам установления и поддержания связей правительства с прессой». Ставка делалась на неформальное общение, обеды, светские беседы: «Песков устроил для московских корреспондентов несколько ужинов в шикарных ресторанах (пожалуй, в более официальной обстановке, чем подразумевали мы), которые были благосклонно приняты».

Старший партнер GPlus и один из медиасоветников Кремля Тим Прайс с энтузиазмом рассказывал, как команда решала задачу освещения западными СМИ инициатив России в повестке саммита G8 в Санкт-Петербурге. Заказчик остался доволен, контракт был продлен. На следующий год Ketchum и GPlus в консорциуме с британским PR-агентством Gavin Anderson заключили договор с «Газпромом».

Ketchum пришлось защищать Кремль в разгар грузино-осетинского конфликта. «В августе 2008-го мы просто продолжали делать свою обычную работу», – вспоминал Тим Прайс. В информационной войне победила Грузия, это признавали даже российские дипломаты. Тем не менее «обычная работа» продолжилась.

Ketchum занималось размещением статей во влиятельных западных изданиях. Так, в разделе комментариев и авторских колонок газеты New York Times в 2013 году появилась статья Владимира Путина о Сирии. Ketchum готовило речи – скажем, выступление российского лидера в Гватемале в поддержку сочинской олимпийской заявки. «Заявка прошла успешно, и я, естественно, целиком приписываю эту честь себе», – писал Ангус Роксборо. Он также утверждал, что давал Пескову профессиональные советы – например, убрать цензуру с российского телевидения. Но заказчик почему-то не всегда им следовал.

Усилиями Ketchum в 2010 году был запущен сайт ModernRussia, позднее переименованный в ThinkRussia. В феврале 2015 года, по данным Similarweb, ресурс посетило около девяти тысяч человек, по своей популярности в США он не входит даже в первый миллион.

В последние годы активность Ketchum была слабой. Деятельность компании, как отмечает сайт политических новостей и аналитики Politico, сводилась к рассылке пресс-релизов, обновлении информации на сайтах и «созерцании притока российских денег на ее счета». Данные самого агентства Ketchum свидетельствуют, что фактически работа по российским проектам прекратилась осенью 2014 года.

Много ли Ketchum платили заказчики?