REUTERS / Mark Blinch

В последние годы больше и больше молодых предпринимателей из России едут в США и Европу – воплощать мечты и развивать собственные проекты. Их истинное количество сложно оценить, но, по данным американского посольства в России, число немигрантских виз (рабочая виза L1 и O1 для «выдающихся иностранцев») постоянно растет и с 2009 по 2014 год увеличилось в два раза. Впрочем, интереснее не количество, а причины, по которым талантливые стартаперы отправляются искать счастья за границу. Журнал Newsweek связался с бизнесменами, чтобы понять это.

«Учитывая новости, которые приходят из России в последние годы, кто-то может решить, что причины, по которым молодые профессионалы уезжают из страны, очевидны. Но все не так просто. Причины скорее не политические, а экономические – и даже экзистенциальные. В пяти интервью, проведенных для этой статьи, имя Путина не было упомянуто ни разу. Дело не конкретно в притеснениях, цензуре и войне, а больше в последствиях всего этого. Складывается впечатление, что Россия – просто плохое место для бизнеса», – пишет Newsweek.

  • ReadyMag, интернет-платформа для создания контента в виде мини-сайтов, фотоисторий, презентаций, онлайн-журналов и прочего; Нью-Йорк. Сооснователь ReadyMag Диана Новичихина утверждает, что политические причины не влияли на стратегию развития стартапа:

«Мы с самого начала знали, что Америка – наш главный рынок и, если вы хотите там работать, надо находиться там. Для нас было просто более удобным войти на существующий рынок, вместо того чтобы начинать с самого нуля».

  • Flёve Partners, консалтинговое агентство со специализацией на брендинге и дизайне, обладатель многих наград за дизайн; Нью-Йорк. Сооснователь агентства Вит Абрамс считает, что важна среда, которая должна дать возможность развиваться:

«Нам нравилось в Москве, но там не так много хороших профессионалов, они держатся вместе, и это их ограничивает. В Москве легко быть замеченным, если ты выделяешься, тебя увидят, – но там нет реальной экосистемы. Здесь сложнее, но зато у тебя есть шанс стать большим и глобальным».

  • Future London Academy, проект, который организует недельные мастерские по дизайну для обучения, обмена опытом и получения вдохновения; Лондон. До того как переехать в Лондон, стартап работал с ведущими московскими дизайн-агентствами; сейчас сооснователь FLA Екатерина Соломеина говорит, что создание экосистемы в Москве – одна из целей ее проекта.

«Российская индустрия дизайна очень молода, там не так многое может вдохновлять. В Лондоне ты окружен лучшими, можешь учиться у них и расти. Я хотела бы, чтобы люди приезжали сюда, а потом возвращались и дома рассказывали, что они узнали».

«Я уехала из Москвы не потому, что мне там не нравилось, – добавляет Соломеина. – Я была слишком молода, чтобы в России у меня были какие-то реальные проблемы. Просто Лондон мне понравился больше».

  • Stampsy, паблишинг-платформа для создания десятистраничных «визуальных эссе»; запущена в Москве в 2012 году, в 2015-м перевезла половину команды в Нью-Йорк. Создатель сервиса Роман Мазуренко считает, что дух и настроение в России не подходят людям, которые хотят не отставать от остального мира и быть в авангарде.

«В 2007 году Москва тоже отставала, но была хотя бы мечта. Сейчас мечты нет. Сегодня ездить по миру – это не про географию, а про путешествия во времени. Некоторые страны живут в 80-х, некоторые стремительно в них возвращаются. Я из Белоруссии, и там я уже видел все, что происходит в России сейчас. США тем временем очень прогрессивная страна, а для стартапа очень важно жить в будущем».

  • Luka, сервис с амбицией «изменить то, как вы выбираете ресторан», с помощью робота-критика, раздающего полезные советы о еде и заведениях. В 2014 году стал первым российским стартапом, принятым в знаменитый стартап-инкубатор Y Combinator, благодаря чему команда переехала в Сан-Франциско. Евгения Куйда, основатель Luka, в прошлом обозреватель «Афиши»:

«У меня такое чувство, что в России сейчас имеет смысл заниматься политикой или благотворительностью. А цифровые стартапы как будто не к месту. Когда ты молод, тебе хочется строить большие планы, хочется представить, где ты будешь через 10 лет, а в России заниматься этим всерьез могут только сумасшедшие. Странно мыслить в долгосрочной перспективе, если через месяц рубль может потерять половину стоимости, через два могут закрыться банки и в любой момент кто-нибудь может прийти и просто отобрать у тебя компанию».