Getty Images / Jochen Sand

Светлану Дамбинову, одного из самых известных российских нейробиологов, в России почти не встретишь. Еще в 1980-х годах она стала работать с американскими исследовательскими центрами, а в 2000-м совсем переехала в Атланту, где организовала лабораторию в медицинском центре Декальб и ведет исследования под эгидой кафедры неврологии и нейрохирургии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова. Правда, в последние годы Дамбинова приезжает на родину чаще – компания DRD Biotech, созданная при ее участии, через несколько лет собирается представить экспресс-тесты для диагностики инсульта (от которого ежегодно умирает почти 7 млн человек). Сегодня точно установить силу инсульта нельзя без громоздких МРТ-аппаратов.

Из Бурятии в Атланту

Самым большим везением в своей жизни Дамбинова считает встречу с директором Института экспериментальной медицины РАН, академиком Натальей Бехтеревой – внучкой легендарного основателя рефлексологии. Дамбинова выросла в Улан-Удэ и, окончив химфак Иркутского госуниверситета, попала на стажировку в Институт белка РАН в подмосковном Пущине. В 1976 году получила от Бехтеревой приглашение на работу в ее отделе ИЭМ в Ленинграде. Бехтерева помогла Дамбиновой получить квартиру на Васильевском острове (для «молодого специалиста» – невиданное дело), а потом открыла для нее группу по изучению функциональной нейрохимии, которая позже переросла в лабораторию молекулярной нейробиологии при Институте мозга человека РАН в Санкт-Петербурге. Денег обычно не хватало, не было всех нужных реагентов, работать приходилось без современного оборудования, но Бехтерева и Дамбинова продолжали исследования, во многом за счет сотрудничества с другими институтами, в том числе за рубежом. Хотя 1980-е и 1990-е годы были трудными для науки, Бехтеревой и Дамбиновой удавалось собирать на конференциях по нейробиологии и физиологии мозга тысячи ученых со всего мира.

В 2000 году Дамбинова, тогда уже профессор Института мозга человека РАН, отправилась в университет Эмори в Атланту на годовую стажировку, по окончании которой ей посоветовали остаться в Штатах подольше – технологиями гемотестов для церебральной ишемии и инсультов, которыми в том числе занималась Дамбинова, интересовались крупные западные компании. Живя в Америке, Дамбинова видела, как много неврологов и бизнесменов интересуются русскими изобретениями. В американской компании CIS Biotech, созданной в 2000 году для вывода на рынок биомаркеров, направленных на раннюю диагностику инсультов, она стала научным консультантом. «Исследования тут обычно ориентированы на практическое внедрение, и если ученый предлагает стоящую идею, он всегда найдет поддержку бизнеса, – говорит Дамбинова. – Да, жизнь российского ученого за рубежом непростая – для того чтобы стать частью американского научного общества, нужно изменить психологию научного поиска и особенно заручиться поддержкой коллег».

Дамбинова вплотную занялась биомаркерами – белками, которые коррелируют с эмоциональной активностью мозга и блокада функций которых ведет к нарушениям памяти, дефицита внимания, эмоциональным расстройствам. Дамбинова исследовала рецепторы глутамата, воспринимающие такие биомаркеры. Эти нейротрансмиттеры мозг использует в 80 процентах случаев.

Российская ученая была одной из первых, кто вообще описал биомаркеры и глутаматные рецепторы. В начале 1980-х годов их существование ставили под сомнение, и только три независимые группы ученых разных стран, включая лабораторию Дамбиновой в Питере, доказали присутствие этих веществ на мембранах нервных клеток, выделив эти белки у млекопитающих. Группа Дамбиновой при этом исследовала еще и уникальность свойств и разнообразие отдельных рецепторов у человека, особенности деградации у каждого из них при нейротоксических событиях (например, при эпилепсии).