Президент РЖД Олег Белозеров (слева) и председатель Совета директоров НЛМК Владимир Лисин на Гайдаровском форуме.

Президент РЖД Олег Белозеров (слева) и председатель Совета директоров НЛМК Владимир Лисин на Гайдаровском форуме.

Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Приехали: российскую экономику на две трети контролирует государство. Таковы итоги последних десяти лет. Вклад компаний с госучастием и бюджетов всех уровней в ВВП страны за последний год составил 70%, в 2005 году было вдвое меньше. В Штатах доля государства в экономике не превышает трети, и даже Китай позволяет ей на 55% оставаться в частных руках. Конечно, есть другие примеры – скажем, Швеция, экономика которой на 65% государственная. Или Финляндия, где ситуация похожа.

Вот только применима ли скандинавская статистика к России? Чтобы ни у кого в зале не возникло ощущения, будто проблемы не существует, глава совета директоров «Аэрофлота» Кирилл Андросов, модератор дискуссии о российских госкомпаниях на Гайдаровском форуме (проходил на этой неделе в Москве), позволил себе дать пару цифр их эффективности.

У «Лукойла» выручка на сотрудника втрое выше, чем у «Роснефти» (а у американской ExxonMobil и вовсе семикратное преимущество). А еще в государственных учреждениях сотрудники на 64% чаще берут больничные, чем это происходит в частном секторе.

«Впрочем, не могу сказать, как это влияет на производительность», – с серьезным видом произнес Андросов. Почетное право защищать преимущества госэкономики он предоставил сидящим рядом коллегам – главе РЖД Олегу Белозерову и министру промышленности и торговли РФ Денису Мантурову.

В государственных учреждениях сотрудники на 64% чаще берут больничные, чем это происходит в частном секторе

Общее мнение? Контроль государства над экономикой не стоит преувеличивать. Собственно госкомпании – это всего 29% ВВП (хотя на их долю приходится половина индекса РТС и 46% выручки двухсот крупнейших компаний в России). Министр Мантуров порассуждал о решении вопросов занятости, поступлениях в бюджет и даже привел цифру – российские госкомпании ежегодно выплачивают в среднем 200 млрд рублей дивидендов. Андросов, опять же не имея в виду ничего плохого, поспешил вычислить, как цифра соотносится с суммарной выручкой госкомпаний. Доходность не поражала – доли процента.

Зато госкомпании направляют до половины своих расходов на НИОКР, заметил Олег Белозеров. Самой РЖД вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович еще пять лет назад дал лестную характеристику: «соответствует среднему мировому уровню» инновационного развития. При предшественнике Белозерова монополия, напомним, героически расходовала на научные исследования и разработки 0,4% выручки.

Трудно сказать, как далеко зашли бы участники такой дискуссии в своих выводах, не пригласи организаторы форума на сцену еще одного гостя – Владимира Лисина, владельца НЛМК и обладателя состояния $11,6 млрд (прошлогодняя оценка Forbes). Если коротко, представитель частного сектора с предыдущим ораторами был не согласен.

«При такой концентрации [госсобственности] стоит уже подумать о госплане, который будет распределять то, что осталось, – пытался иронизировать Лисин. – А вообще, экономическую теорию не обмануть, – заявил он. – Конкуренция – двигатель прогресса, в том числе и технического. Мы, например, долго обсуждаем, отдавать или нет в частные руки тепловозную тягу. За это время автоконцерны создали автомобиль, который обходится без водителя. А ведь по рельсам вообще вопросов нет: поезд [без машиниста] никуда не денется. Вот он, технический прогресс, который должен быть, и сделать это должен частник».

Про сравнительную эффективность Лисину и говорить было неловко: «В 2014 году ФГК (Федеральная грузовая компания, принадлежит РЖД. – Slon) получила убыток 3,9 млрд рублей, а в 2015-м, как мы знаем из ваших данных (реплика адресовалась Белозерову. – Slon), планируется минус 8 млрд рублей». У лисинской Первой грузовой компании, по словам владельца, дела обстоят не в пример лучше: 200 млн рублей прибыли за прошлый год. «Вот вам и пример эффективности частного и государственного», – триумфально подытожил бизнесмен под аплодисменты зала.

Казалось, все высказались и можно было расходиться. Но тут помрачневший Денис Мантуров, по-видимому, не сознавая производимого эффекта, стал возражать Лисину.