TASS

В начале февраля Google, точнее, образованный из него холдинг Alphabet, стал самой дорогой компанией мира – его стоимость оценивается в $570 млрд. Это новость – не просто веха в истории интернет-гиганта: она имеет значение для всех, кто пользуется интернетом. Почему? Потому что Google пришел к этой вехе благодаря изобретению новой, односторонней модели капитализма, считает известный исследователь, «пророк информационного века», в прошлом профессор бизнес-управления Гарвардского университета Шошана Зубофф. В своей (несколько алармистской) статье на сайте немецкой Frankfurter Allgemeine она называет эту модель «капитализмом наблюдения». Slon Magazine выбрал из колонки самое главное – характеристики и секреты нового капитализма от Google.

  • Слова «капитализм наблюдения», или «слежки» (англ. surveillance capitalism) напоминают о слежке государства за гражданами, но любое агентство национальной безопасности, утверждает Зубофф, только позавидовало бы возможностям интернет-корпораций. Сегодняшние компании уже не просто рассылают потребителям каталоги своей продукции – они получают реальные данные о нашей каждодневной жизни и используют их, чтобы влиять и менять наше поведение с конечной целью получить прибыль.
  • Это – не отдаленное «когда-нибудь», это происходит уже сейчас. Например, в сфере автострахования, где компании на основе накапливаемых данных о клиентах и их автомобилях могут вводить наказания (повышение стоимости страховки, штрафы) или бонусы (скидки и тому подобное), чтобы подтолкнуть потребителя к желаемому поведению. В прошлом году глава американской страховой компании Allstate рассказывал о том, как с развитием технологий, в частности автомобилей без водителей, страховщики смогут продавать данные о водительских привычках своих клиентов, чтобы увеличить прибыль. Эту информацию захотят все. Рестораны на пути, желающие вас накормить. Автосервисы, знающие, что тормоза в вашей машине пора заменить. Магазины, готовые продать вам все, о чем вы мечтали.
  • Идея о функциональном и доступном по цене продукте как основе экономических отношений больше не работает. «Капитализм наблюдения» – новая мутация, пишет колумнист, которая отличается тем, что избавилась от присущего «нормальному» капитализму единства спроса и предложения, и прекрасно чувствует себя в условиях интернета, по сути лишенного законов. Интернет – наши Сцилла и Харибда. С одной стороны, сегодня без него невозможно представить себе эффективное взаимодействие в обществе, не только в смысле обмена фотографиями в соцсетях, но и во всех сферах жизни от поиска работы до получения медицинской помощи. С другой, интернет стал благоприятнейшей средой для развития «еще более эксплуатационного капиталистического режима» (в формулировке Зубофф), и это случилось так быстро, что мы не успели ни понять этого, ни согласиться.
  • Для «капитализма наблюдения» Google играет ту же роль, что Ford и General Motors сыграли для массового производства: изобретатель, пионер, ролевая модель, главный практик и распространитель. Google извлекает прибыль из вечного столкновения человека с неизвестным: компания предсказывает будущее и продает эти предсказания, в частности – предсказания того, как будут вести себя посетители google.com.
  • Использование данных о поведении – информации, которую прежде никто не пытался даже хранить – стало поворотным моментом. Вокруг этих данных появился дивный новый рынок, в котором потребители получили поразительную роль: не покупателей, не продавцов, не продуктов, а – средства для извлечения прибыли.
  • Хотя главными покупателями информации о поведении в начале эры нового капитализма были рекламодатели, автор статьи не видит причин, по которым ими все должно и ограничиться. Напротив: любой, кто хочет монетизировать данные о возможном поведении потребителя или повлиять на это поведение, могут включиться в игру. В этом смысле сегодня все хотят быть как Google – собирать информацию, которая обернется прибылью. Этого хотят автостраховщики. Хотят производители одежды. Разработчики ПО. Изобретатели подключаемого к интернету ректального термометра. Создатели умной бутылки для водки. И все остальные.
  • Можно ли бороться со следящими капиталистами? По мнению Зубофф, требовать от «капиталистов наблюдения» уважения к частной жизни – это «все равно, что просить жирафа укоротить шею или велеть корове бросить привычку жевать». Уступить таким требованиям со стороны компаний будет равносильно самоубийству. Но не требовать этого потребитель не может, утверждает автор колонки, потому что игнорирование новой породы капитализма будет означать смирение с эксплуатацией и утрату свободы.