Владимир Путин посещает хостел. Петропавловск-Камчатский.

Владимир Путин посещает хостел. Петропавловск-Камчатский.

ALEXEY DRUZHININ / RIA-NOVOSTI / AFP PHOTO

В прошлом году в России, согласно Росстату, резко увеличилось количество бедных – до 19,2 млн человек (на 3,1 млн больше, чем годом ранее). В 2016 году ситуация усугубилась: в январе – марте бедным в стране считался уже каждый седьмой гражданин (22,7 млн). Столь стремительный рост бедности, которую эксперты ВШЭ уже называют массовой, ставит власть в двусмысленное положение. С одной стороны, она не может позволить себе слишком часто и откровенно говорить о масштабах проблемы и смутных поисках ее решения. С другой – видимо, не может о ней и молчать, делая вид, будто ничего не происходит.

Отсюда – свежее заявление Ольги Голодец, что «бедное работающее население – это, конечно, очень неправильное явление» (ранее глава Комитета по труду Госдумы предыдущего созыва Ольга Баталина назвала такое положение «нонсенсом», по-видимому, не догадываясь о том, что оно давно распространено и изучено во всем мире). Не менее странное утверждение об отсутствии в стране бедных пенсионеров весной прозвучало из уст главы Минтруда Максима Топилина.

Но выступления чиновников и депутатов не должны отвлекать от более важной темы – личного отношения российского президента к обнищанию населения. Ведь именно оно задает тон обсуждений на других этажах власти. За 17 лет руководства страной Путин позволил себе на публике несколько коротких, но идеологически емких реплик о бедности. Собранные вместе, они позволяют понять, как российская власть воспринимает проблему и почему бедность, вероятно, и дальше будет увеличиваться.

Бедность – порождение 1990-х