Электронное тестирование иностранных граждан на знание русского языка.

Электронное тестирование иностранных граждан на знание русского языка.

Артем Коротаев / ТАСС

Последние два года в мире напряженно обсуждают попытки России вернуть международное влияние, утраченное с развалом СССР. Возрождением военно-промышленного комплекса и участием российских военных в зарубежных конфликтах дело как будто не ограничивается. В начале лета британское PR-агентство Portland впервые поместило Россию в топ-30 лидеров в категории soft power, в которой оружие по значению уступает ценностям гражданского общества и его культуры.

Важный носитель и одновременно индикатор этой мягкой силы – язык. Но тут успехи России оставляют желать лучшего. Популярность русского языка – «весьма многогранного», по недавнему выражению пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, в мире из года в год тает, и, похоже, этот процесс постепенно выходит из-под контроля. Насколько все плохо?

Сколько людей говорит по-русски?

По данным Ethnologue, таких на сегодня более 200 млн человек. Согласно оценкам Центра социсследований Минобрнауки, правильнее говорить о 260 млн, что в любом случае существенно меньше, чем было перед самым коллапсом СССР.

В годы холодной войны советский академик Виктор Виноградов насчитывал до полумиллиарда жителей планеты, говорящих по-русски. Цифра, как показали более поздние исследования, была типично советским приукрашиванием действительности. И все же международная популярность русского языка в то время росла, хотя во многих республиках самого СССР он скорее был языком колониальным и насаждался вместе с коммунистической идеологией, отмечал американский исследователь Джозеф Вебер. В позднесоветский период русским, по данным ЮНЕСКО, владели около 285 млн жителей планеты. Но с распадом Союза началось то, что журналисты издания Economist в книге «Мир в 2050 году» провозгласили глобальным «отступлением» русского языка.

В самой России, впрочем, убеждены, что русский язык в отличной форме, несмотря ни на что. Русским владеют 300 млн человек, говорилось на V Всемирной ассамблее русского мира (2011), или «треть миллиарда», как в 2012 году выразился Александр Прохоренко, глава Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга (место проведения Всемирного конгресса соотечественников). Тогда же президент СПбГУ и одновременно глава Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы Людмила Вербицкая (позже возглавившая Российскую академию образования) взялась утверждать, что «русский язык знают уже полмиллиарда человек» – примерно столько же (495 млн), сколько, по данным института Сервантеса, в мире говорит по-испански. С последним Вербицкая, однако, не согласна. «Испанский язык следует теперь за русским», – триумфально объявила она.

Между тем даже иностранные лингвисты, энергично пропагандирующие русский язык, – как, например, Бен Рифкин из колледжа Нью-Джерси, – не склонны преувеличивать масштаб его распространения в мире, насчитывая в лучшем случае 270 млн русскоговорящих.

Сколько людей будет говорить по-русски?