Здание Татфондбанка в Казани. Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

В Татарстане грянул банковский кризис. Второй по величине банк региона, Татфондбанк, в совет директоров которого входил премьер-министр Татарстана, лишен лицензии за недостоверную отчетность и недостаточность капитала. Дыра в балансе, по оценке Центробанка, превышает 100 млрд рублей. Вслед за Татфондбанком (ТФБ) посыпались и связанные с ним более мелкие банки, для которых ТФБ прежде выступал санатором, акционером или посредником в работе с международными платежными системами (у трех из них уже отозваны лицензии). Сейчас кризис затронул минимум 5 из 23 банков республики – по активам это больше трети банковской системы региона. И никто сейчас не даст гарантии, что в этом списке не будет новых названий, и не только на республиканском уровне.

Ситуация выглядит экстраординарной даже на фоне продолжающейся четвертый год зачистки банковского сектора России. Лицензии у крупных банков из топ-50 по активам (а ТФБ был на 42-м месте) ЦБ отзывал и раньше. Но сейчас необычны сразу несколько обстоятельств.

Во-первых, Татфондбанк считался если не государственным, то почти государственным, то есть находящимся под косвенной гарантией Республики Татарстан. Де-юре республике принадлежали 9% его акций, фактически же власти контролировали 51%. Во-вторых, логика действий Центробанка прежде была другой: если при обнаружении больших проблем он не отзывал у банка лицензию сразу, то все заканчивалось санацией. Здесь же ЦБ, как теперь выясняется, год вел с руководством банка переговоры, три месяца – с декабря 2016-го – в Татфондбанке работала временная администрация, но итоговое решение – все-таки отзыв лицензии.

И в-третьих, просто крупный на общероссийском уровне для республики банк был системно значимым. Вместе с ним в воздухе растворилась значительная часть корпоративных денег предприятий Татарстана, включая «Татнефть». По разным оценкам, эти потери достигают 70 млрд рублей. Это большой удар по бизнесу региона. Одни только физлица пострадают примерно на 20 млрд – это «превышенцы», чьи вклады были более 1,4 млн рублей, и «дробильщики», которые перед тем, как банк рухнул, дробили вклады на суммы в пределах 1,4 млн (для возмещения вкладов это нужно делать не позднее шести месяцев до отзыва лицензии; то же касается и переводов денег со счетов юрлиц на счета физлиц ради получения страховки).

Почему такой значимый для региона банк даже не попытались санировать? Объяснения Центробанка представляются весомыми: случай был очень запущенный, на спасение требовалось минимум 200 млрд рублей. Для частного санатора это гигантские деньги, и желающих потратить их не нашлось. А в бюджете сейчас, как известно, «денег нет, но вы держитесь».