Добыча нефти. Фото: А. Птицын / ТАСС

Цены на нефть находятся на максимальном уровне за последние три года. За неполный январь средняя цена Brent составила уже $69,5 за баррель. Рост цен на нефть в последние месяцы дарит надежду жителям России и других добывающих стран на возвращение благополучных времен. Макроэкономическая возможность этого – отдельная проблема даже при стабильном росте цены, но рост, судя по всему, стабильным не будет. Аналитики в нефтяном секторе с большим напряжением ожидают второй половины года.

Дело в том, что текущий рост цен на нефть лишь отчасти обеспечен фундаментальными факторами – соглашением ОПЕК+ и последующим снижением коммерческих запасов ОЭСР, – но также и конъюнктурными факторами. К последним относятся:

  • геополитическая премия из-за напряженности на Ближнем Востоке;
  • аварии на нефтепроводах (Keystone в США в ноябре, Forties в Северном море в декабре и другие);
  • снижение курса доллара по отношению к евро и другим валютам (сводный индекс сократился на 9,9% в 2017 году и на 2,6% в январе 2018 года);
  • спекулятивный рост спроса на фьючерсы со стороны хедж-фондов (в сумме по шести основным фьючерсным контрактам хедж-фонды нарастили длинные позиции в январе до рекордных 1,6 млн барр./сут., на 80% больше, чем в июне 2017 года).

И отдельно стоит отметить игнорирование или непонимание рынком сигналов из сланцевой отрасли США. Рост сланцевой добычи – ключевой фактор, который может привести к развороту рынка и изменению стратегий игроков на фьючерсных рынках.