Александр Иванов. Фото: из личного архива автора

Журналист Егор Сенников продолжает серию разговоров о духе времени с российскими публичными интеллектуалами. Сегодняшняя беседа – с Александром Ивановым, основателем и бессменным руководителем московского издательства Ad Marginem.

– Сегодня в России то, что можно называть интеллектуальной литературой – как художественной, так и нон-фикшн, – издается совершенно мизерными тиражами, в среднем по нескольку тысяч экземпляров. Это трагедия и катастрофа или нормальное положение вещей?

– В принципе это более или менее распространенная ситуация, существующая не только в России. Русский книжный рынок довольно небольшой. По разным оценкам, он примерно в 4–5 раз меньше немецкого, в 1,5–2 раза меньше итальянского. А небольшой рынок означает, что у нас относительно мало магазинов, очень мало средств у профильных библиотек, довольно слабо работающий онлайн-ретейл и так далее. Отсюда такие тиражи. Но я не вижу здесь какой-то катастрофы. Очень многие мои знакомые издатели из Италии или Германии, притом что у них рынок больше, тоже начинают с небольших тиражей. Две-три тысячи экземпляров для нехудожественной книги или для какого-нибудь дебютанта в прозе – вполне нормальные тиражи.

– А почему в конце 1980-х – начале 1990-х спрос на такую литературу был совсем другим? Люди изменились, литература изменилась, общество изменилось – или какие-то совсем другие причины стоят за такой переменой?

– Ну, все изменилось, конечно! Прежде существовал книжный дефицит – позднесоветский и ранний постсоветский. И он в самом начале 1990-х накладывался на остатки советского централизованного рынка – «Союзкнига» охватывала огромные территории; если вспомнить, например, начало и середину 1990-х годов, то на Тверской было в три раза больше книжных магазинов, чем сегодня. Количество книжных магазинов, которые тогда существовали в России, было вполне сопоставимо с немецким.

Но в девяностые в стране началась резкая деиндустриализация. А вместе с ней повальное закрытие всяких культурных институций: книжных магазинов, библиотек, центров самообразования, кинотеатров – там открывались мебельные салоны или казино.