Андрей Воробьев около Волоколамской центральной районной больницы. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Какими бы впечатляющими ни были кадры противостояния в Волоколамске, ждать превращения локального неполитического протеста в общероссийский политический – давно дурной тон; последним большим сюжетом такого рода были, кажется, дальнобойщики против «Платона», от которых чего-то ждали оппозиционные романтики, но все оказалось напрасно, да и могло ли быть иначе?

Как минимум со времен монетизации льгот действует практически непреложный закон, согласно которому политические лозунги и поддержка «несистемной оппозиции» только портят все дело, а если концентрироваться на местных проблемах и избегать прямой критики федеральной власти, то шансы на выполнение требований становятся довольно высокими (см. Пикалево). Особняком, наверное, стоит эпизод 2010 года с протестами против транспортного налога в Калининграде, когда массовые митинги фактически стоили политической карьеры губернатору Георгию Боосу, но все-таки стоит помнить, что отставка губернатора и протесты были разнесены почти на полгода, Боос не был отставлен досрочно, его всего лишь не переназначили на новый срок, а сама протестная активность в регионе довольно быстро была сведена на нет с помощью стандартного набора административных кнутов и пряников, и сегодня в Калининграде ничего протестного не происходит, обычный регион с обычным, как везде, новым приезжим губернатором-технократом.