Колхоз имени Кирова, 1976 год. Фото: Роман Денисов / РИА Новости

Совсем недавно практически вся высшая российская номенклатура состояла из бывших членов КПСС; обладателями партбилетов в свое время были и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев, и дальше вниз по вертикали – министры, губернаторы, депутаты. Но бывших коммунистов во власти с каждым годом все меньше. Мечта демократов конца прошлого века сбывается сама собой, самым естественным образом – советские взрослые старятся, на их место приходят советские и постсоветские дети. Рамзан Кадыров не успел стать комсомольцем, министр Максим Орешкин – пионером, а губернатор Антон Алиханов не был даже октябренком. У нынешних сорокалетних есть только детский советский опыт, связанный к тому же прежде всего с горбачевскими восьмидесятыми, то есть уже не с тоталитарной эпохой. Люди, успевшие пожить взрослой советской обывательской жизнью, люди, способные узнать себя в героях «Иронии судьбы» – это как раз поколение Владимира Путина, те, кому под семьдесят, уходящая натура. Пройдет лет двадцать, и эволюционная десоветизация победит окончательно (то есть, скорее всего, во власти останется единственный бывший коммунист – вечный Владимир Путин, но все остальные позиции займут те, кто вообще не жил в СССР).

Россия сейчас переживает тот же процесс, который пережил Советский Союз при позднем Сталине и при Хрущеве, когда на смену людям с дореволюционным воспитанием и образованием приходили люди полностью советские, не знавшие другой жизни, но именно им, полностью советским людям, было суждено похоронить советскую систему и саму страну.