Бывший руководитель Главного следственного управления Следственного комитета РФ по городу Москве Александр Дрыманов в суде. Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

Декабрь 2015 года, Москва, улица Рочдельская, ресторан Elements. Ссорятся две женщины – хозяйка ресторана Жанна Ким и дизайнер Фатима Мисикова. Разговор на повышенных тонах. Ресторатор недовольна ремонтом, она кричит на дизайнера, та что-то кричит в ответ. Когда все слова сказаны, и дальше только драка, одна из участниц спора вдруг кладет ладонь на запястье другой и тихо говорит: «Послушай. Может быть, я неправа. Может быть, так себя нельзя вести. Но что сейчас будет? Сейчас мы с тобой позовем сюда всех своих знакомых мужчин, они начнут стрелять, потом кого-то посадят, кто-то пойдет с деньгами к генералам просить, чтобы его отпустили. Будет скандал. Посадят генералов, посадят Шакро Молодого. Потом посадят Дрыманова – Дрыманова, ты понимаешь? Дальше Бастрыкина отправят на пенсию, СК вернут в прокуратуру, монополия на резонансные дела достанется ФСБ. Скажи – вот этот ресторан стоит того, чтобы крушить всю систему? Давай остановимся». Собеседница внимательно слушает, молчит, потом неуверенно кивает, женщины обнимаются, конфликт исчерпан.

Можно предположить, что в сегодняшней Москве такой или примерно такой сон каждую ночь видят многие самые серьезные люди по обе стороны тюремных решеток. Ссора ресторатора и дизайнера разделила на «до» и «после» жизни слишком многих и генералов, и криминальных авторитетов, и даже, по одной из версий, дело министра Улюкаева имело первопричиной ту ссору на Рочдельской. Это даже не голливудский, это античный сюжет – поругались две женщины, и началась война, рушащая карьеры, жизни, соотношения аппаратных сил и целые ведомства, если иметь в виду, что свой уход и будущее переформатирование СК Александр Бастрыкин с некоторых пор анонсирует вполне публично.